blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

ЗАО БНР — 101 год

25 марта свядомые белорусские националисты празнуют Дзень Неволi, отмечая в этом гожу 101 годовщину провозглашения БНР - Белорусской Народной Республики (аналога УНР). Уже 23 и 24 марта провели небольшие митинги:

Ну что можно сказать? Про деятелей "УНР" народная молва шутила: "В вагоне Директория, под вагоном - территория". У деятелей "БНР" не было даже вагона
Основным признаком государства есть легитимность - признание большинством граждан правильности и законности его формирования и функционирования. Имело ли такое признание БНР? Можно найти достаточно случаев как поддержки, так и непризнания, а последних было довольно много - десятки таких фактов (если не сотни) встречаются в сборниках документов «Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии». Документы и материалы, в 2 томах; «Борьба за Советскую власть в Белоруссии» в 2 томах; «Крах немецкой оккупации в Белоруссии в 1918 г» и др., в тематических подборках. Например:
Резолюция о выходе Могилёвской губернии из состава Белорусской Республики (БНР). 14 февраля 1918 г. Рукопись

Протест общего собрания жителей м. Яновичи Витебского уезда Витебской губернии против Белорусской рады. 20 июня 1918 г. Машинопись

Протокол Бешенковичского уездного съезда Советов “О текущем моменте” (отрывки). Резолюция съезда с протестом против действий Рады БНР и против независимости Беларуси от России. 15-16 июля 1918 г. Машинопись

Резолюция общего собрания граждан Мишневичской волости Городокского уезда Витебской губернии с протестом против деятельности Белорусской рады. 26 июля 1918 г. Машинопись

Но это лишь частные случаи, хоть и доказыващие правило, но частные. Но мы можем говорить и о картине в целом, благо материал есть, и в первую очередь это выборы. Мы знаем, что большевики и эсеры получили большинство в белорусских губерниях во время выборов 1917 года в Учредительное собрание. БСГ (ядро будущей БНР) всего же получила 0,3% в Могилевском и Минском избирательном округе.[1] В целом, белорусские национальные партии получили менее 0,5% голосов избирателей.

На неоккупированной части Беларуси были образованы Минский, Витебский, Могилевский избирательные округа, а также округ Западного фронта (все солдаты голосовали отдельно, для них был образован избирательный округ Западного фронта - большевики получили на нем 67 %). Специально для националистов добавим сюда Смоленский. Результаты распределились следующим образом:

Минский избирательный округ:
63,13% - большевики
19,81% - эсеры
0,3% - Белорусская Социалистическая Громада (БСГ)
16,76% - другие

Витебский избирательный округ:
51,22% - большевики
26,81% - эсеры
7,35% - еврейские и польские национальные списки
14,62% - другие (меньшевики, кадеты, правые, социалисты и др.)

Могилевский избирательный округ:
70,62% - эсеры
12,83% - большевики
0,3% - Белорусская Социалистическая Громада (БСГ)
16,25% - другие

Смоленский избирательный округ:
54,85% - большевики
38% - эсеры
0,26% - национальные списки
6,89% - другие

Список депутатов от белорусских областей:
Минский избирательный округ:
Алибеков И.Я. (большевик)
Бруцкус Ю.Д. (еврейский национальный избирком)
Гамзагурди П.Я. (эсер)
Громашевский Л.В. (большевик)
Дризо В.И. (эсер)
Кожуро В.Ф. (большевик)
Кривошеий Н.И. (большевик)
Ландер К.И. (большевик)
Нестеров И.П. (эсер)
Селезнев В.С. (большевик)
Таганов А.И. (большевик)
Фрейман В.Н. (большевик)
Шлегель Н.В. (большеик)
Балаи О.С. (эсер)

Витебский избирательный округ:
Болдыш М.Д. (эсер)
Булат А.А. (эсер)
Гизетти А.А. (эсер)
Дзержинский Ф.Э. (большевик)
Каменев Л.Б. (большевик)
Пинсон Б.Д. (большевик)
Ривкин З.О. (большевик)
Саркисьянц С.М. (большевик)
Чешейко-Сохацкий С.В. (большевик)

Могилёвский избирательный округ:
Буслов Н.И. (эсер)
Воронов П.М. (эсер)
Закревский Е.М. (эсер)
Засорин М.Ф. (эсер)
Коварский И.Н. (эсер)
Мазе Я.И. (еврейский национальный комитет)
Малеев И.Г. (эсер)
Малышицкий С.М. (эсер)
Раппопорт Ш.А. (эсер)
Хрисаненков Л.А. (эсер)
Цветаев А.А. (эсер)
Шишаев Р.Л. (эсер)
Василевский Т.Я. (эсер)
Леплевский Г.М. (большевик)
Фридман Н.М. (еврейский национальный комитет)

Итого:
19 эсеров, 16 большевиков, 3 депутата по еврейскому национальному списку.

Источник: А.А. Воробьёв, "Выборы в Всероссийское Учредительное собрание на территории Беларуси и соседних российских губерний", Изд-во Могилевского государственного университета (МГУ им. А.А. Кулешова), 2010 г.
Во время выборов в советы БСГ вообще не провела своих депутатов (Выборы в Минский Совет 8 октября 1917 года. 54,6% мест заняли большевики, 17,8% - эсеры, 6,23% - меньшевики, 6,23% - бундовцы, 0,89% - сионисты, остальные - беспартийные).

А что же писали про это сами деятели БНР? Председатель Рады БНР Язэп Лёсик в статье «Нацыянальны ўціск»: «Дошло до того, что на крестьянском съезде крестьяне перед всем миром отреклись от самих себя, и от языка своего, и от всего белорусского. “Не нужно нам белорусов, долой белорусов!” – кричали крестьяне и учителя-белорусы, сжимая кулаки и сверкая глазами. Достаточно было произнести слово белорус, чтобы все засуетились, заревели, как тот бык от красной тряпки. Особенно старались учителя, или, как их называют у нас, наставники. Нужно было заговорить об белорусчине, как они буквально начали реветь, как то неразумное быдло, унюхав кровь…» [2]
Так же существует документ, не претендующий на 100% объективность, но тем не менее он важным документом белого движения - доклад ''главы белорусской Директории'' Александра Бахановича, отправленное в декабре 1919 года в на имя С.Д. Сазонова – ''министра иностранных дел Всероссийского правительства А. В. Колчака и А. И. Деникина''. Баханович докладывает о настроениях среди населения Гродненщины в 1919 году: "В общем же я, объехавши ныне почти всю Гродненскую губернию, посетивший почти все более или менее значительные деревни и села, где всюду устраивались мною, несмотря на все существующие запрещения всякие сборище, крестьянские собрания, могу смело заявить, что крестьянский элемент стоит на непреклонной точке отрицательного отношения и к Польше и к Литве, признавая себя только русскими и желая себя видеть в составе единой, неделимой России. Насильно вводимый в школах белорусский язык, или так называемую «мову» крестьяне и слышать не хотят, а многие деревни взяли из школ своих детей только потому, что преподавание введено на белорусском наречии". Еще один источник - статья из "Беларускі сьцяг" за апрель-май 1922 года. Автор - Александр Цвикевич(член дипломатической миссии БНР). "Беларускі сьцяг" за апрель-май 1922 года:

Это тоже весьма показательный факт, ибо БНР объявляла себя приемником Всебелорусского Съезда, хотя сам съезд финансировался наркоматом Сталина и по итогу решил: «З̲а̲к̲р̲е̲п̲л̲я̲я̲ ̲с̲в̲о̲е̲ ̲п̲р̲а̲в̲о̲ ̲н̲а̲ ̲с̲а̲м̲о̲о̲п̲р̲е̲д̲е̲л̲е̲н̲и̲е̲,̲ ̲п̲р̲о̲в̲о̲з̲г̲л̲а̲ш̲е̲н̲н̲о̲е̲ ̲р̲о̲с̲с̲и̲й̲с̲к̲о̲й̲ ̲р̲е̲в̲о̲л̲ю̲ц̲и̲е̲й̲ ̲и̲ ̲у̲т̲в̲е̲р̲ж̲д̲а̲я̲ ̲р̲е̲с̲п̲у̲б̲л̲и̲к̲а̲н̲с̲к̲и̲й̲ ̲д̲е̲м̲о̲к̲р̲а̲т̲и̲ч̲е̲с̲к̲и̲й̲ ̲с̲т̲р̲о̲й̲ ̲в̲ ̲п̲р̲е̲д̲е̲л̲а̲х̲ ̲Б̲е̲л̲о̲р̲у̲с̲с̲к̲о̲й̲ ̲з̲е̲м̲л̲и̲,̲ ̲д̲л̲я̲ ̲с̲п̲а̲с̲е̲н̲и̲я̲ ̲р̲о̲д̲н̲о̲г̲о̲ ̲к̲р̲а̲я̲,̲ ̲и̲ ̲о̲г̲р̲а̲ж̲д̲е̲н̲и̲я̲ ̲е̲г̲о̲ ̲о̲т̲ ̲р̲а̲з̲д̲е̲л̲а̲ ̲и̲ ̲о̲т̲т̲о̲р̲ж̲е̲н̲и̲я̲ ̲о̲т̲ ̲Р̲о̲с̲с̲и̲й̲с̲к̲о̲й̲ ̲Д̲е̲м̲о̲к̲р̲а̲т̲и̲ч̲е̲с̲к̲о̲й̲ ̲Ф̲е̲д̲е̲р̲а̲т̲и̲в̲н̲о̲й̲ ̲Р̲е̲с̲п̲у̲б̲л̲и̲к̲и̲,̲ ̲1̲-̲й̲ ̲В̲с̲е̲б̲е̲л̲о̲р̲у̲с̲с̲к̲и̲й̲ ̲С̲’̲е̲з̲д̲ ̲п̲о̲с̲т̲а̲н̲о̲в̲л̲я̲е̲т̲:̲ ̲н̲е̲м̲е̲д̲л̲е̲н̲н̲о̲ ̲о̲б̲р̲а̲з̲о̲в̲а̲т̲ь̲ ̲и̲з̲ ̲с̲в̲о̲е̲г̲о̲ ̲с̲о̲с̲т̲а̲в̲а̲ ̲о̲р̲г̲а̲н̲ ̲к̲р̲а̲е̲в̲о̲й̲ ̲в̲л̲а̲с̲т̲и̲ ̲в̲ ̲л̲и̲ц̲е̲ ̲в̲с̲е̲б̲е̲л̲о̲р̲у̲с̲к̲о̲г̲о̲ ̲с̲о̲в̲е̲т̲а̲ ̲к̲р̲е̲с̲т̲ь̲я̲н̲с̲к̲и̲х̲,̲ ̲с̲о̲л̲д̲а̲т̲с̲к̲и̲х̲ ̲и̲ ̲р̲а̲б̲о̲ч̲и̲х̲ ̲д̲е̲п̲у̲т̲а̲т̲о̲в̲,̲ ̲к̲о̲т̲о̲р̲ы̲й̲ ̲в̲р̲е̲м̲е̲н̲н̲о̲ ̲с̲т̲а̲н̲о̲в̲и̲т̲с̲я̲ ̲в̲о̲ ̲г̲л̲а̲в̲е̲ ̲у̲п̲р̲а̲в̲л̲е̲н̲и̲я̲ ̲к̲р̲а̲е̲м̲…».[3] После чего был разогнан Облисполкомзапом за попытку содать альтернативные СНК органы.

Состав съезда, который привел Канчер в своих рукописях:

На губернских съездах Советов в Минске, Витебске, Могилёве в ноябре 1917 - январе 1918 г. автономия Беларуси была также отвергнута. Рассмотрев вопрос о краевом управлении, 3-й съезд крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний подчеркнул в своей резолюции, "что Беларусь есть нераздельное целое великой революционной России" [16]. 4-й губернский съезд крестьянских депутатов Могилевской губернии, состоявшийся в январе 1918 года, постановил в своей резолюции созыв Всебелорусского съезда Советов для "утверждения власти трудового народа во всей Белоруссии и её безусловной неразрывности и неотторжимости от матери-России" [4]. На 1-м съезде крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, который открылся 20 апреля 1917 года, была издана следующая резолюция: "В отношении политических судеб Белорусского края съезд решительно осуждает идею политической автономии Белоруссии, проповедываемую так называемым Белорусским национальным комитетом, как несоответствующую интересам трудящихся классов белорусского народа. Съезд находит, что областное самоуправление, охватывающее губернии Белорусского края в пределах демократической республиканской России, является наилучшим с точки зрения интересов крестьянства разрешением вопроса общественно-политической жизни края" [5]. На съезде присутствовало более 800 делегатов от волостей и сельских обществ.
Принимавший активное участие в съезде Е.С. Канчер писал о том, что когда на трибуне появились представитель Белорусской Социалистической Громады (БСГ) П. Алексюк и товарищ минского губернского комиссара К.М. Демидович-Демидецкий для приветственной речи на роднай мове, "они были прерваны шумом и протестами съезда против белорусского языка" [6]. Тот же Я. Лёсик пишет: «Нашы селяне на зьездах выслаўляліся у тым сэнсі, што ім ні патрэбна аўтаномія, але ж рабілі яны гэта па нідавумству і цямнаце сваёй, а найбольш па падашуканству, бо разам з гэтым яны казалі, што і мова іх ім ні патрэбна. Ніхто на сьвеці ні адрэкаецца ад свае мовы, – і немцы, і пранцузы, і палякі, і расійцы, чэхі і баўгары шануюць і любяць сваю мову, а нашы селяне – адрэкаюцца. Значыць, – робяць яны гэта па нідавумству і цемнаце» [7]. Польский писатель и публицист Юзеф Мацкевич в своей рецензии на повесть уроженца Минской губернии польского писателя М.К. Павликовского «Война и сезон» и, одновременно, воспоминаниях о жизни на территории западных губерний во время Первой мировой войны, пишет : «Однако положение было таким: простонародье, или крестьянство, в 90 % тогда относившееся с безразличием, скептицизмом, а иногда издевательски к польским, литовским или белорусским патриотическим лозунгам, ожидало возвращения «наших», или русских, как избавления! Зато высшие политические сферы, патриотическая польская интеллигенция (с небольшим исключением из правила) или националистические литовские, белорусские деятели, как и упоминавшаяся уже еврейская масса, были настроены решительно пронемецки. <...> Официальная историография игнорирует позицию пассивной массы, занимаясь только политически активной верхушкой, это относится к дворцовым, народным, общественным и революционным преобразованиям. Думаю, что иначе поступать было бы даже трудно... Если говорить о территории бывшего ВКЛ, то в это время на его землях существовали следующие политические силы: разбитое на западном фронте немецкое войско, народно-государственные устремления поляков, литовцев и белорусов, а также растущая в силе большевистская революция. Однако если бы была теоретическая возможность проведения какого-нибудь идеального референдума среди масс населения и можно было бы спросить каждого на ухо, чего бы он хотел, то, вероятно, 85% сказали бы, что хотят «возвращения царской России»[8].
Из отчёта советского разведчика в Москву про настроения белорусов под кайзеровской оккупацией от 5 июля 1918 года: "...где ни придешь, то и услышишь: если бы Россия пришла к нам на помощь, мы перебили бы всех этих проклятых немцев."[9]

Несколько лет назад tut.by выложил статью Сергея Крапивина, в которой тот приводит отчёт советского разведчика в Белоруссии во время немецкой оккупации летом 1918 года: "По дороге вечером проходил через деревню Гудка в 15 верстах от Бобруйска. Меня окружила на улице толпа молодежи крестьянской и старики лет 50, начали меня спрашивать, что делается в России, скоро ли русские войска придут к нам на помощь. Я их успокоил <...> Они приняли мои советы с удовольствием и мне передавали, что имеют связь с городом и многими деревнями, но одно несчастье, что у них нет оружия, не более одной винтовки на три деревни, которую сумели запрятать. <...> В 10 часов утра я пришел в местечко Любоничи (ныне в Кировском районе Могилевской области. — Ред.) в 25 верстах от Бобруйска, где видел, как немецкий унтер-офицер истязал плеткой крестьянина, опоздавшего на один час представить немцам подводу. В этом же местечке, когда я зашел взять к коменданту пропуск идти дальше, видел, что у него в комнате на коленях стояло два крестьянина. <...> Не успел я войти в дом своих родителей, как у меня в доме уже ждало молодежи человек с 50 и спрашивали, что им делать и куда деваться от этого немецкого бича и безработицы. Когда я завел с ними разговор насчет восстания, они говорили, как один в любой момент мы готовы отдать жизнь за родину, но одно и то же несчастье — нет у них оружия, все оружие конфисковано польскими и немецкими властями. <...> Крестьянское имущество все описано немецкими властями. Крестьяне ежедневно должны приносить к коменданту яички, масло и другие съестные продукты. В местной речке Ольсе крестьянам бесплатно воспрещено ловить рыбу даже удочками, кто хочет ловить, должен уплатить 25 руб. в год. За пастьбу скотины на помещичьем поле каждый крестьянин обязан платить за каждую штуку по 7 руб., некоторые из деревень не уплатили, немецкие солдаты приходили и угоняли целые стада крестьянских коров и лошадей. Настроение у крестьян революционное, где ни придешь, то и услышишь: если бы Россия пришла к нам на помощь, мы перебили бы всех этих проклятых немцев. <...> Минская рада, которая себя именует Белорусской радой, это не люди, а немецкие прихвостники. Крестьяне про эту несчастную раду и понятия даже не имеют, что она существует, потому что распоряжение власти поступает всецело от немецкого командования в оккупированных местностях. Организаторами этой рады являются немцы и Скирмунт, которого единственная цель — получить гетманство в Белоруссии Был я также в местечках Богушевичах Игуменского уезда, Якшичах — все население настроено очень революционно и все говорят, что при первом напоре от России мы подавим всех немцев. Даже старики 50 лет это говорят и всю свою молодежь гонят в Россию, чтобы они поступали в армию"[10]. В середине апреля 1918 г. Совет профсоюзов г. Минска, объединявший около 10 тысяч трудящихся, выступил с протестом против произвола германских властей. В этом обращении подчеркивалось, что трибуна городской думы является «единственно свободной в нашем городе для политических выступлений», недвусмысленно проводилась мысль о принадлежности Беларуси к Российской Республике. В обращении ни слова не говорилось о БНР. Так же ни слова о раде не было в обращении Минского городского главы и председателя думы в нарком.иностранных дел РСФСР от 12 апреля 1918.[11]

В газете "Вольная Беларусь" (тогдашняя главная газета националистов, при чем сами националисты еще весной 1917 года не требуют ничего больше автономии) № 35 от 21 декабря 1917 года читаем фельетон про волостное собрание-митинг. Следом за, вероятно, членом БСГ выступает председатель собрания - эсер, старый революционер ещё со времён первой русской революции. "Яны хочуць, каб мы сваю мову сьвятую, рускую, каверкалі і пераварачывалі на вуніяцкую; яны хочуць, каб з беларусаў вуніятаў зрабіць..." Выступление эсера крестьяне встречают аплодисментами.

Причины того, что БНР  не воспринимал понятны крылось в том, что БНР не было государством (были лишь зачаточные признаки). Достаточно сказать, что ни одно государство мира не признала БНР. Комиссар юстиции и внутренних дел, глава нар.секретариата Беларуси, один из инициаторов провозглашения БНР Я.Воронко писал: "...нечеловеческие усилия белорусских деятелей поставить Белоруссию хотя бы в среду малых государств и добиться признания самостоятельности Белорусской народной республики ни к чему не привели".[12] БНР не признала даже УНР. Между ними возник конфликт, и в итоге БНР готова была сдать УНР часть южной Беларуси. УНР претендовала на белорусское полесье. Кроме УНР на земли Беларуси претендовала Литва и Польша. Но кроме этого, деятели БНР признавали Брестский мир![13] На Парижской конференции французские дипломаты правдиво и откровенно заявили Антону Луцкевичу: «Если бы Вы имели хоть клочок земли, где бы Вы были хозяевами, вопрос о международном признании независимости был бы решен положительно и Вам была бы дана помощь»[19].
В чем же причина того, что население не поддержало националистов? Причин здесь много. Во-первых это революционность крестьянства в общественно-экономической сфере и консервативность в национальном вопросе, слабое развитие капитализма, да и нежелание БНР совершать вполне буржуазные реформы. Я.Лесик писал в 1917 году: ''Дэкрэт аб зямлі пагражае страшэнным эканамічным крахам''[14].

А что был Декрет о земле для крестьянина того времени? Это был закон, составленный на основе программы эсеров и сотен крестьянских наказов, в которых крестьяне требовали отмены частной собственности на землю и ''черный передел'' с 1905 года. Достаточно сказать, что позже, БНР приняло точно такое же решение о земле, ибо не принять - его было бы самоубийственно. Декрет о земле это была воля крестьян, то требование, которое они выставляли много десятилетий, ради которого пошли на три революции.

Добавила ли критика декрета Я.Лесику и другим? Нет, точно так же, как и не добавила телеграмма Кайзеру(в то время как немецкие оккупанты увозили население в Германию, грабили и создавали концлагеря[18]) и телеграмма Австрии[15] - где между прочим хвалится госудаственный строй - монархия. На тот момент монрахию не любил никто, даже белое движение практически не брало её на щит. Так что когда деятели БСГ, выступавшие в 1917 году за создание госудаства на основе советов, вдруг на следующий год хвалят монархию, осенью того ж года опять хвалят советы и революцию в Германии против Кайзера, после пишут письма и сотрудничают с Пилсудским и поляками - по итогу все это людей отталкивало.

25 апреля 1918 года Рада БНР направила кайзеру телеграмму: «Рада БНР как выборная представительница белорусского народа обращается к Вашему Императорскому Величеству со словами глубокой благодарности за освобождения немецкими войсками от тяжелого чужого гнета, насилия и анархии. Рада БНР декларировала независимость и неделимость Белоруссии и просит Ваше Императорское Величество о защите её деятельности для укрепления государственной независимости и неделимости края в союзе с Германской империей. Только под защитой Германской империи видит край свою свободу в будущем. Президент Рады Иван Середа, заместитель Секретариата Язеп Воронко, члены Рады: Роман фон Скирмунт, Антон Овсяник, Павел Алексюк, Петр Кречевский, Язеп Лесик».

Контакты с белогвардецами[17] и поляками тоже отрицательно сказывались на восприятии населением БНР. Перед вами отсканированный вариант документа из Музея политической истории России (бывший особняк Матильды Кшесинской на улице Куйбышева, 2-4) - меморандум "чрезвычайного посланника БНР при Всевеликом войске Донском" доктора П.В. Тремповича Верховному главнокомандующему Добровольческой армии генералу М.В. Алексееву (одному из лидеров Белого движения) от 4-5 сентября 1918 года. В меморандуме, посланном спустя почти полгода после провозглашения "незалежнасьцьи БНР" Тремпович пишет Алексееву о том, что "дзеячы БНР" - за единую и неделимую Россию и признают белорусов частью триединого русского народа! Да, вы не ослышались! Этот документ никогда не вспомнит свядомый националист!

"Ещё во времена польского владычества народ наш считал себя "русским" народом, веру свою считал "русской"..."

"В момент гибели государства, когда власть в центре была захвачена группой темных личностей, ничего общего с Россией не имеющих, Рада Республики, не находя иного выхода, объявила независимость... Одновременно Рада постановила... ни при каких условиях советской власти властью России не признавать...".
Свержение советской власти в России... Воссоздание Государства Российского, в состав которого должна войти объединенная Белоруссия как самоуправляющаяся часть". « Полагая, что доблестная Добровольческая Армия носит в себе зачатки Единой и Великой России и объединяющей ее Верховной Власти, я считаю необходимым довести содержание настоящего моего заявления до сведения Верховного Вождя Армии. Я верю, что судьба белорусского народа, коренной ветви русского народа, в среде которого Ваше Высокопревосходительство провели три с лишним года упорной войны с внешним врагом, не может быть безразлична как Вам, так и возглавляемой Вами Добровольческой Армии. Я льщу себя надеждой, что мой голос и голос истерзанной Белоруссии будет услышан Добровольческой Армией, в составе которой так много белорусов... Мы искренне желаем Добровольческой Армии дальнейших успехов на её тернистом пути. Мы желаем, чтобы гений её вождей возможно скорее передвинул её победные стяги с гор Кубани, степей Дона в леса родной нам Белоруссии. Верховному Вождю Армии мы желаем сил и здоровья для выполнения его великой задачи воссоздания нашей общей матери-родины Великой России".


Факт остается фактом: БССР провозгласили после БНР, но post hoc ergo propter hoc (после этого — значит по причине этого) есть логическая ошибка, ибо «после» не значит «вследствие». БССР хотели провозгласить еще в конце 1917 г./начале 1918 г., но по понятным причинам пришлось отложить до 1919 г. Об этом пишет в своих рукописях Канчер: Затем И.В. Сталин и Е.С. Канчер встретились с В.И. Лениным. Председатель Совнаркома, выслушав сообщение о событиях в Минске, заявил: «Товарищи, начатое дело с БССР продолжайте. Созывайте II съезд, может быть подальше от фронта, средства мы обеспечим. Перед созывом II съезда договоритесь с Облискомзапом. …Ландеру и Мясникову мы сделаем необходимое внушение». Более того, 13 декабря 1917 года в газете «Советская правда», официальном печатном органе Облискомзапа, вышла статья «К белорусскому съезду». В ней сообщалось, что «съезд начнет свои заседания 15 декабря, когда в Минск съедутся все члены Учредительного собрания, избранные в белорусских губерниях». В статье содержалось весьма любопытное заявление: «В работах белорусского съезда приглашены принять участие все партии и представительства в Белоруссии без исключения. Объявление Белорусской республики ожидается к 15–16 декабря».
PS
Признание Председателя Совета Министов Белорусской Народной Республики националиста Цвикевича, 12 декабря 1925 г.:

Ну и по итогу в Раде произошел очередной раскол - Совет Народных Министров БНР в 1925 году передал свои полномочия правительству БССР, признал Минск единственным культурным и политическим центром, на который должно ориентироваться белорусское движение за рубежом и приняла решение о самороспуске Рады. Некоторая часть членов БНР не признала такого решения, осудила этот акт как «предательство независимости Белоруссии» и продолжила свою деятельность в Праге. Василий Захарко сам себя объявил президентом[4], большая часть деятелей вернулось (правда, к сожалению они не пережили 1937 год), но ''Рада'' существует и по сей день все это закончилось тем, что он настрочил подобострастные письма Гитлеру в 1939 и 1941 году.
20 апреля 1939 года Василь Захарка подал мемориал на имя Адольфа Гитлера, где, в частности, писал: "Предвидя неизбежность таких событий, в которых вынужден будет принять самое деятельное участие и белорусский народ, я, как главный представитель белорусского народа, уполномоченный для защиты его прав и интересов, считаю своим долгом обратиться еще накануне этих событий с покорнейшей просьбой о помощи к Вашему Превосходительству как выдающемуся государственному деятелю, так гениально разрушающему насилие Версаля" [21]. В другом варианте меморандума Захарка писал: "При согласии же со стороны Вашего Превосходительства признать право белорусского народа на независимое национально-государственное существование я покорнейше прошу Ваше Превосходительство, когда наступит время, поддержать это право как силой Вашего гениального авторитета, так и силой возвышенной вами Великой Германской Империи" [22]. В июне 1941-го, когда гитлеровская авиация утюжила Минск, Захарка обращался к "соотечественникам" с такими словами: "Заставайцеся на месцы, арганізуйцеся ў нацыянальныя гурткі і саюзы і дапамагайце, чым можаце, спрыяючай беларускаму нацыянальна-дзяржаўнаму адраджэньню Нямецкай арміі" [23]. Текст воззвания был, конечно же, переслан и в Берлин для напоминания о себе.
Дальше Рада сотрудничала с ЦРУ и существует по сей день.


ИСТОЧНИКИ:
[1] А.А. Воробьёв, "Выборы в Всероссийское Учредительное собрание на территории Беларуси и соседних российских губерний", Изд-во Могилевского государственного университета (МГУ им. А.А. Кулешова), 2010 г.
[2] Из статьи "Нацыянальны ўціск", впервые опубликовано в газете «Вольная Беларусь», 1917 год, №2, 11 июня
[3] Ф.Ф. Турук. Белорусское движение: Очерк истории национального и революционного движения белорусов. М., 1921. С. 105.
[4] Документы и материалы по истории Белоруссии, т. IV, стр. 355
[5] ЦГАЛИ БССР, ф. 3, оп. 1, д. 102, л. 38
[6] Е.С. Канчер. Из истории общественных, национальных и революционных движений белорусов. Часть II. Петроград. 1918. С. 15
[7] Я. Лёсік. Аўтаномія Беларусі. 1917. С. 5
[8] Mackiewicz J. Wtrącenia do przekroczonego czasu // Kultura. Paryż, 1965. № 9/215 [9] Крах немецкой оккупации в Белоруссии в 1918 году: (сб. док. Партархива ЦК КП(б) Белоруссии). Мн. 1947. С 126.
[10] http://news.tut.by/society/355346.html
[11] Борьба за Советскую власть в Белоруссии. Т1
[12] Воронко И.Я. Белорусский вопрос к моменту Версальской мирной конференции. Ковно, 1919. С. 7
[13] http://teleskop-by.org/2017/12/23/nikolaj-petrushenko-bnr-i-bnf-dva-sapoga-para-da-oba-na-pravuyu-nogu/..
[14] ''Вольная Беларусь'' №10 за 1917 год
[15] Зюзькоў А. Крывавы шлях беларускай нацдэмократыі. Менск, 1931.
[16] "Советская правда" от 3 декабря 1917 г.
[17] ГАРФ Ф. Р-446, оп. 2, Д. 48
[18] http://teleskop-by.org/2017/09/07/pervyj-kontslager-v-minske-otkrylsya-vo-vremena-bnr/
[19] Апостол национального возрождения // Нёман. — 1995. — № 1. — С. 146.
[20] "Рабочий Путь" (г. Смоленск), 12 декабря 1925 г.
[21] ГАРФ. Ф. 5875. Оп. 1. Д. 21. Л. 27
[22] НАРБ. Ф. 908. Оп. 1. Д. 2. Л. 57
[23] НАРБ. Ф. 908. Оп. 1. Д. 2. Л. 83

Tags: БНР, БССР, коллаборационисты, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments