blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

Categories:

Про пакт 1939 и ''раздел''

Как мы знаем, по традиции, в конце лета и в начале осени начинается бурление говн: это связано с годовщинами событий 1939 года. На этот год приходится круглая дата, поэтому в этом году это бурление началось задолго до сентября. Еще вчера увидел у Дюкова в ФБ, что фондом «Историческая память» впервые опубликован советский оригинал Договора о ненападении между СССР и Германией от 1939 года, известного как пакт Молотова — Риббентропа.

Значение особого не придал, так как событие интересное, но ничего нового не открывающее (я честно говоря, думал что оригинал будет более интересно выглядеть). Но сегодня утром это новость понесли все кому не лень, включая всякие ''Радио Свободы'', которые увидели в этом очередной повод порассуждать о том, как Гитлер и Сталин развязали войну.
Сегодня буржуазной пропагандой всячески внушается, что Вторая Мировая война якобы была развязана не только Германией, но и Советским Союзом. Господам этим всегда приходится игнорировать факты, а именно:
Война по состоянию на 1939 г. уже шла - Китай воевал с Японией, с Японией воевал и СССР на Халхин-Голе, при чем многие забывают, что потери сторон на Халхин-Голе были почти такие же, как и на германо-польской войне 1939 г. Так что, если очередной полупокер начнет рассказывать, что для белорусов/украинцев/поляков война началась не 22 июня 1941 г., а 1 сентября 1939 г., знайте, в таком случае война для белорусов/украинцев/поляков началась еще раньше, так как тысячи советских людей разных национальностей участвовали в гражданской войне в Испании против фашистов и войне с Японией.

Грицевец Сергей Иванович - дважды Герой Советского Союза за Испанию и Халхин-Гол. Погиб в авиакатастрофе 16 сентября 1939 года. За сутки до того, как Красная Армия начнёт освобождать его родной Барановичский район...

А некоторые участвовали и на стороне фашистов, как известный вам погромщик Булак-Балахович, наблюдатель польской военной миссии в штабе генерала Франко. Балахович помогал организовать разведку и диверсии в тылу республиканцев. То есть Польша воевала на стороне гитлеровцев и итальянских фашистов.



Так же забывают эти господа и про то, до нападения Германии на Польшу, был раздел Чехословакии, присоединение к Германии Рейнской, Саарской области, аншлюс Австрии, англо-германское морское соглашение 1935 г., которое привело к ликвидация всех ограничений Версальского договора, итало-эфиопская война, и многое другое.

Но самый главный факт, который опровергает все россказни, заключается в том, что план «Вайс», Fall Weiß (план нападения Германии на Польшу) - был подписан Гитлером еще 3 апреля 1939 года. А 28 апреля 1939 года Германия аннулировала германо-польский пакт о ненападении и дружбе (кстати, годовщина этого события у нас осталась незамеченной). По своему значению это уже означало практически войну. Напомним, что т.н. ''пакт Риббентропа-Молотова'', на который ссылаются все пропагандисты, был подписан лишь 23 августа 1939 г.

Но, возвращаясь к ''пакту'' каждый уважающий себя свядомый/россиянский либераст знает, что: Гитлеровская Германия и СССР - давние братишки и союзники, с фюрером сражался только Запад, всячески стараясь его усовестить и наставить на путь истинный.
11 августа 1939 года Гитлер встречался с комиссаром Лиги Наций Карлом Буркхардом. На встрече фюрер заявил: "Прежде всего, мне ничего не нужно от Запада; ничего сегодня и ничего завтра... Однако, я должен иметь свободу рук на Востоке... Все, что я делаю, направлено против России; если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, я буду вынужден договориться с русскими, разбить Запад, и затем, после его поражения, собрав все силы, обратиться против Советского Союза..." линк.

Итак, Резун-кукарекун. Решение о нападении на СССР было принято Гитлером, как минимум, в 1939 году ещё до подписания пакта Молотова-Риббентропа при отсутствии даже общей границы с Советским Союзом. Всё, о чём мечтал Гитлер - это союз с Англией (и у него были основания полагать, что такой союз возможен: до этого ему сдали Рейнскую область, позволили нарушить Версальский мир по ряду статей, слили Австрию, слили Испанию, слили Судеты, а затем и всю Чехословакию, слили Мемельскую область, не ввели абсолютно никаких санкций за преследование евреев, за установление тоталитарного режима и закрытие в тюрьмы несогласных, зато приехали на Олимпийские игры 1936 года в Берлин и назвали Гитлера "человеком года" по версии журнала Time). Если кто не знает, то Адольф Гитлер подробно описал в специальной 14 отдельной главе своей книги «Восточная ориентация или Восточная политика» свои планы, в которых главной целью объявлялась исключительно Россия.

''Перед тем как кончить эту главу, я хочу еще и еще раз остановиться на доказательстве той мысли, что в деле заключения союзов для нас существует только одна единственная возможность. Уже в предыдущей главе я доказал, что действительно полезным и открывающим нам крупные перспективы союзом был бы только союз с Англией и Италией. Здесь я хочу остановиться еще вкратце на военном значении, какое может получить такой союз. Взвешивая положение, приходится сказать, что и в большом и в малом военные последствия такого союза были прямо противоположны тем, к каким привел бы союз Германии с Россией.''
Это идея проходит в книге красной нитью. По мнению фюрера, главный вопрос внешней политики - это отношение к России.

Какие же отношения были у Гитлера с СССР по состоянию на 11 августа 1939 года? Читаем в том же документе: "Мы нанесли поражение русским в Испании. Японцы тоже разгромили их". То есть Гитлер прямо говорит о том, что в Испании шла война "нас" с "ними", Германии и Италии с СССР. Что делали западные страны? Они объявили "нейтралитет" и ввели эмбарго на поставку вооружений в страну, что фактически лишило республиканцев всякой возможности получать оружие (франкисты были до зубов вооружены немцами и итальянцами). Про японцев Адик имел в виду не Хасан и Халхин-Гол (там мы как раз победили), он имел в виду скорее японо-китайскую войну, которая шла с 1937 года. СССР с самого начала послал в Китай военных советников и лётчиков, оружие, помогал китайцам по дипломатическим каналам, оказывал воздействие на КПК, чтобы те объединились с Гоминьданом для отпора японцам. Но китайцы явно проигрывали. И проигрыш китайцев Гитлером воспринимался как проигрыш Советского Союза.

22 августа 1939 года, выступая перед высшим военным командованием, Гитлер так оценивает ситуацию:

"Генерал-полковник фон Браухич обещал мне довести войну с Польшей до победного конца за несколько недель. Если бы он сказал мне, что на это уйдет два или даже только один год, я не отдал бы приказа идти вперед, вступил бы во временный союз с Англией, а не с Россией. Ибо мы не можем вести продолжительную войну. Эти жалкие черви Даладье и Чемберлен, а я их узнал в Мюнхене, окажутся слишком трусливыми, чтобы напасть [на нас]. Они не выйдут за рамки блокады. А у нас против этого — наша автаркия и русское сырье. Мой пакт с Польшей был задуман просто как выигрыш времени. А впрочем, господа, с Россией ведь проделывается то же самое, что я уже освоил на примере Польши! После смерти Сталина, а он — тяжелобольной человек, мы разгромим Советский Союз. Тогда забрезжит заря германского господства на всем земном шаре".

Но опять возвратимся к ''пакту''. Сам по себе, этот договор не представлял бы такого интереса, если бы не его секретная часть:

Содержание протокола размытое, и трактуется разными по-разному. Но что можно прочитать в протоколе? Речи ни о каких разделах не ведется, речь идет про ''сферы интересов'' и гипотетическое территориальное переустройство, и то, даже в этом случае речь идет не о границах государств, а о границах сфер интересов. Так что дефиниции к этому термину в протоколе нет (или нам не показывают), так что стоит понимать его в общепринятом значении. Точно так же эти ''сферы'' делили союзники и СССР в 1945 г.
А ещё в 1938 года Германия и Польша заключили секретное соглашение о разделе Чехословакии — после занятия немецкими войсками, Тешинская область отойдет Польше. А 27 сентября 1938 года Германия и Польша договорились о "демаркационной линии" на случай, если начнутся военные действия. Так что ничего не ново.
Итак, мы можем с уверенностью говорить, что СССР войны не развязывал, и военным союзником нацистской Германии не был. О этом говорят следующие факты:
3 сентября 1939 года посол Германии граф Ф.Шуленбург получил инструкцию из Берлина, в которой ему поручалось встретится с Молотовым и выяснить, собирается ли СССР выступить против польской армии и занять территорию свой сферы влияния. «Мы уверены, то разобьем польскую армию в течение одной недели. Однако в таком случае под германской оккупацией окажутся территории, которые определены в Москве как сфера влияния СССР… Не считает ли возможным Советский Союз выступить против польских сил и занять эти территории» [Источник: Zmowa. IV rozbiór Polski, Warszawa 1990, s.49].
Кстати, расскажу я еще историю про карту: увидел я на днях карту демаркационной линия между германской и советской армиями (Фото Владимира Садовского).

Карта подписана к печати 9 сентября 1939 г., так же антисоветчики пишут, что эта карта была напечатана 18 сентября 1939 года в газете "Известия". Но в действительности появилась на карта после коммюнике, которое вышло 22 сентября 1939 г., напечатано 23 сентября. 18 сентября в газете "Известия" публикуется лишь карта с линией выхода германских войск. А окончательная линия устанавливается только 28 сентября.

То есть СССР ждал, пока ситуация разрешится, и только когда Польша пала, ввел войска. Но есть еще один, более интересный факт:
В "Военно-историческом журнале"номер 6 от 1991 года был опубликован Меморандум (нота) Министерства иностранных дел Германии Советскому правительству от 21 июня 1941 года, в котором нацисты сами опровергают этот миф.

В этой ноте сами гитлеровцы говорят о том, что включение в состав СССР Прибалтики, Бессарабии и война с Финляндией произошли не благодаря, а вопреки всем договорённостям с Москвой:
''...В результате 23 августа 1939 года был заключен пакт о ненападении, а 28 сентября 1939 года подписано соглашение о границах и о дружбе между двумя государствами. Суть этих договоров заключалась 1) во взаимном обязательстве обоих государств не нападать друг на друга и жить в мирном добрососедстве и 2) в разграничении сфер интересов с отказом Германского Рейха от какого-либо влияния в Финляндии, Латвии, Эстонии, Литве и Бессарабии, причем области бывшего польского государства до линии Нарев- Буг-Сан по желанию Советской России были включены в ее состав [и это речь про договор 28 сентября - прим.].
А далее самое главное (выделил я):
В Москве при разграничении сфер интересов советское правительство заявило рейхсминистру иностранных дел, что, за исключением находившихся тогда в состоянии распада областей бывшего польского государства, оно не намерено оккупировать, большевизировать или аннексировать находящиеся в его сфере влияния государства. Но в действительности, как показал ход событий, политика Советского Союза в это время была направлена исключительно на одну цель, а именно на то, чтобы везде, где можно, продвинуть на Запад военную власть Москвы в пространстве между Ледовитым океаном и Черным морем и продолжить большевизацию Европы. Развитие этой политики отмечено следующими этапами: 1) Началось оно с заключения т.н. пактов о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой в октябре и ноябре 1939 года и с создания военных баз в этих странах. 2) Следующий ход в советской шахматной игре был сделан в Финляндии. Когда советские требования, принятие которых означало бы утрату свободным финским государством суверенитета, были отклонены финским правительством, советское правительство велело создать коммунистическое псевдоправительство Куусинена, и когда финский народ не захотел иметь никаких дел с этим правительством, Финляндии был предъявлен ультиматум и в конце ноября 1939 года началось наступление Красной Армии. По заключенному в марте 1940 года мирному договору между Финляндией и Россией Финляндии пришлось отдать часть своих юго-восточных провинций, которые сразу же подверглись большевизации. 3) Несколько месяцев спустя, в июне 1940 года, Советский Союз повел наступление на прибалтийские государства. Литва по первому Московскому договору входила в немецкую сферу интересов. По желанию Советского Союза правительство Рейха во втором договоре отказалось от своих интересов в преобладающей части этой страны, хотя и с тяжелым сердцем, в пользу Советского Союза, ради мира, хотя полоска этой области еще оставалась в сфере немецких интересов. После ультиматума, предъявленного 15 июня, вся Литва, т.е. и часть Литвы, остававшаяся в сфере немецких интересов, была оккупирована Советским Союзом, так что теперь СССР непосредственно придвинулся ко всей восточной границе Восточной Пруссии. Когда он позже обратился к Германии по этому вопросу, правительство Рейха после трудных переговоров сделало дальнейший шаг по пути дружеского урегулирования вопроса и передала и эту часть Литвы Советскому Союзу. Вскоре после этого, таким же образом, злоупотребляя заключенными с этими странами пактами о взаимопомощи, СССР оккупировал также Латвию и Эстонию. Вся Прибалтика, вопреки заверениям Москвы, была большевизирована, а через несколько недель после оккупации аннексирована. Одновременно с аннексией во всем северном секторе своей границы с Европой Советский Союз осуществил первое массовое сосредоточение частей Красной Армии. Упомянем попутно, что торговые соглашения Германии с этими государствами, которые по московским договорам должны были остаться в силе, были односторонне аннулированы Советским Союзом. 4) В Московских договорах при разграничении сфер интересов на территории бывшего польского государства подчеркивалось, что никакая политическая агитация не может вестись за границами этих сфер интересов, а деятельность оккупационных властей стран должна ограничиваться исключительно мирным обустройством этих территорий. Правительство Рейха имеет неопровержимые доказательства того, что, несмотря на эти соглашения, Советский Союз вскоре после оккупации этой территории не только допускал антигерманскую агитацию в Генерал-губернаторстве Польша, но и подкреплял ее большевистской пропагандой. И здесь сразу же после оккупации были созданы сильные русские гарнизоны. 5) Когда немецкая армия еще сражалась на Западе против Англии и Франции, началось продвижение Советского Союза на Балканы. В то время, как в ходе московских переговоров советское правительство заявляло, что оно со своей стороны никогда не применит силу для решения бессарабского вопроса, 24 июня 1940 года советское правительство уведомило правительство Рейха, что теперь оно намерено решить бессарабский вопрос силой. Одновременно сообщалось, что советские притязания распространяются также на Буковину, т.е. на старое владение австрийской короны, которое никогда не принадлежало России и о котором в Москве в свое время вообще ничего не говорилось. Германский посол в Мокве, граф Фридрих Вернер фон дер Шуленбург, заявил советскому правительству, что его решение было совершенно неожиданным для правительства Рейха и может нанести тяжелый ущерб германским экономическим интересам в Румынии и Буковине. Г-н Молотов возразил на это, что дело это чрезвычайно срочное и что Советский Союз хотел бы узнать позицию правительства Рейха по этому вопросу в течение суток. Несмотря на это внезапное наступление на Румынию, правительство Рейха ради сохранения мира и дружбы с Советским Союзом и на этот раз приняло решение в его пользу. Оно посоветовало румынскому правительству Татареску, которое обратилось к Германии за помощью, уступить, и рекомендовало отдать Бессарабию и Северную Буковину Советской России. После того, как румынское правительство согласилось, Германия передала советскому правительству его просьбу предоставить ему достаточно времени для эвакуации этих больших областей и для обеспечения сохранности жизни и имущества тамошних жителей. Однако советское правительство снова предъявило Румынии ультиматум, и еще до истечения его срока начало оккупацию частей Буковины, а потом всей Бессарабии до Дуная. И эти области были сразу же аннексированы Советским Союзом, большевизированы и тем самым фактически разрушены. Оккупировав и большевизировав всю предоставленную СССР на переговорах в Москве правительством Рейха сферу интересов в Восточной Европе и на Балканах, советское правительство явно и однозначно нарушило Московские соглашения. Несмотря на это, правительство Рейха и впоследствии занимало в отношении СССР более чем лояльную позицию. Оно полностью устранилось от участия в финской войне и в решении прибалтийского вопроса, в бессарабском вопросе оно поддерживало точку зрения советского правительства против румынского правительства и мирилось, хотя и с тяжелым сердцем, с тем, что советское правительство ставит его перед свершившимися фактами. Кроме того, оно старалось по возможности заранее исключить разногласия между обоими государствами, и с этой целью предприняло великодушную акцию переселения всех немцев из оккупированных СССР областей назад в Германию. Правительство Рейха считает, что трудно найти лучшее доказательство его желания достичь долгосрочного примирения с СССР.''

В ноте 21 июня говорится об "диаметральной противоположности мировоззрений национал-социализма и большевизма". При чем идеологическая борьба, вопреки мифам, не останавливалась и после 1939 года. Из той же ноты Германского МИДа:

''В действительности вскоре после заключения германо-русских договоров повсюду снова развернул свою активность Коминтерн. Это относится не только к одной Германии, но и к союзным с Германией и нейтральным государствам и оккупированным немецкими войсками областям Европы. Чтобы открыто не нарушать договоры, только изменили методы и сделали более тщательной и утонченной маскировку. Постоянно клеймя якобы «империалистическую» войну, ведущуюся Германией, в Москве явно намеревались компенсировать воздействие заключения пакта с национал-социалистической Германией. Сильные и эффективные полицейские контрразведывательные меры заставили Коминтерн вести свою подрывную и разведывательную деятельность против Германии окольными путями, через центры в соседних с Германией странах. При этом использовали бывших немецких коммунистических активистов, которые занимались в Германии подрывной работой и подготовкой актов саботажа. Систематическим обучением для этих целей руководил комиссар ГПУ Крылов. Кроме того, велась интенсивная подрывная работа в оккупированных Германией областях, особенно в Протекторате и оккупированной части Франции, но также в Норвегии, Голландии, Бельгии и т.д. Большую помощь ей оказывали советские представительства, особенно генеральное консульство в Праге. Активный шпионаж с использованием радиопередатчиков и приемников служит доказательством направленной против Германского Рейха работы Коминтерна. Имеются обширные документальные свидетельские и письменные материалы и обо всех прочих видах подрывной и шпионской работы Коминтерна. Кроме того, создавались группы саботажников, которые имели свои лаборатории, где изготавливались зажигательные и фугасные бомбы для осуществления актов саботажа. Жертвами таких актов стали не менее 16 немецких судов. Помимо этой подрывной работы и саботажа велся шпионаж. Так, возвращение немцев из Советской России использовалось для того, чтобы с помощью самых отвратительных средств заставить их работать на ГПУ. Не только мужчин, но и женщин бесстыдным образом вынуждали давать подписку о сотрудничестве с ГПУ. Даже советское посольство в Берлине под руководством советника посольства Кобулова не стеснялось беззастенчиво использовать право экстерриториальности для шпионских целей. Сотрудник русского консульства в Праге Мохов возглавлял русскую шпионскую сеть, которая охватывала весь Протекторат. Другие случаи, когда своевременно вмешалась полиция, дают четкую и однозначную картину этих обширных советских махинаций. Общая картина ясно показывает, что Советская Россия в большом объеме вела против Германии нелегальную подрывную деятельность, саботаж, террор и, в порядке подготовки к войне, — шпионаж в политическом, военном и экономическом плане. Что касается подрывной работы Советской России в Европе за пределами Германии, то она охватывала почти все союзные с Германией или оккупированные ею государства Европы. Так, например, в Румынии коммунистическая пропаганда в листовках, доставленных из России, изображала Германию виновницей всех бед, чтобы вызвать антинемецкие настроения. То же самое наблюдалось с лета 1940 года в Югославии. Листовки там призывали протестовать против заключения режимом Цветковича пактов с империалистическими правительствами в Берлине и Риме. На одном собрании активистов компартии в Аграме весь юго-восток Европы от Словакии до Болгарии обозначался как русский протекторат, который, как они надеялись, будет создан после военного ослабления Германии. В советской миссии в Белграде немецкие войска нашли документальные доказательства советского источника этой пропаганды. В то время, как в Югославии коммунистическая пропаганда пыталась использовать национал-социалистические лозунги, в Венгрии она велась прежде всего среди русинского населения, которому она лживо сулила грядущее освобождение Советской Россией. Особенно активно натравливали на немцев население Словакии, где открыто проповедовала идею присоединения к Советской России. В Финляндии действовало пресловутое «Объединение за мир и дружбу с Советским Союзом», которое пыталось разлагать эту страну с помощью радио Петрозаводска и работало в антигерманском направлении. Во Франции, Бельгии и Голландии население натравливали на немецкие оккупационные власти. В Генерал-губернаторстве такая же пропаганда велась в национальном и панславистском обрамлении. Едва немецкие и итальянские войска оккупировали Грецию, и там заработала советская пропаганда. Общая картина такова, что во всех странах СССР систематически вел кампанию против попыток Германии установить в Европе стабильный порядок. Параллельно ведется прямая контрпропаганда, изображающая меры германской политики как антирусские и преследующие цель перетянуть различные страны на сторону Советской России и повернуть их против Германии. Так, в Болгарии велась агитация против присоединения к Тройственному пакту и за гарантийный пакт с Россией, в Румынии в результате внедрения в «Железную Гвардию» и использования ее вождей, таких как Гроза, была инсценирована попытка путча 23 января 1941 года, организаторами которой были большевистские агенты Москвы. У правительства Рейха есть неопровержимые доказательства этого. Что касается Югославии, то правительство Рейха располагает документами, согласно которым югославский делегат Георгиевич еще в мае 1940 года вынес из беседы в Москве с г-ном Молотовым убеждение, что Германию там рассматривают как «завтрашнего могучего врага». Еще однозначней было отношение Советской России к запросам сербских военных относительно оружия. В ноябре 1940 года начальник советского Генерального штаба (генерал армии Мерецков) заявил югославскому военному атташе (полковнику Жарко Поповичу): «Мы дадим все, что требуется, и притом сразу». Цены и способ оплаты оставлялись на усмотрение белградского правительства и ставилось лишь одно условие: держать все в тайне от Германии. Когда правительство Цветковича позже сблизилось с державами Оси, в Москве начали тормозить поставки оружия. Об этом югославскому военному атташе коротко и ясно заявили в советском военном министерстве. Инсценировка белградского путча 27 марта этого года стала кульминацией этой тайной деятельности сербских заговорщиков и англорусских агентов против Рейха. Сербский руководитель этого путча и вождь «Черной руки» г-н Симич и сегодня находится в Москве и развертывает оттуда активную деятельность против Рейха в теснейшем контакте с советскими пропагандистскими центрами. Изложенное выше — лишь малая часть того, что известно о достигшей огромных масштабов пропагандистской деятельности СССР в Европе против Германии. Чтобы дать остальному миру общее представление о деятельности советских центров в этом направлении после заключения германо-русских договоров и позволить ему сделать выводы, правительство Рейха решило придать широкой огласке имеющиеся в его распоряжении обширные материалы. В итоге правительство Рейха вынуждено констатировать: Советское правительство при заключении договоров с Германией неоднократно и недвусмысленно заявляло, что оно не намерено ни прямо, ни косвенно вмешиваться вдела Германии. При заключении договора о дружбе оно в торжественной форме заявило, что будет сотрудничать с Германией. Чтобы в соответствии с истинными интересами всех народов положить конец состоянию войны между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой и достичь этой цели как можно быстрей. Эти советские соглашения и заявления, если рассматривать их в свете изложенных выше фактов, были не более как сознательным введением в заблуждение и обманом. Даже успехи, достигнутые только благодаря дружественной позиции Германии, не подвигли советское правительство к лояльному поведению по отношению к Германии. Правительство Рейха еще больше убедилось в том, что еще раз подчеркнуто повторенный в «Директивах коммунистической партии Словакии» от октября 1939 года тезис Ленина, согласно которому «с рядом других стран можно заключать пакты, если они служат интересам советского правительства и обезвреживанию противника», оставался в силе и при заключении договоров 1939 года. Заключение этих договоров о дружбе было для советского правительства лишь тактическим маневром. Непосредственная цель заключалась в том, чтобы добиться выгодных для России соглашений и тем самым одновременно подготовить дальнейшее мощное наступление Советского Союза. Главной идеей оставалось ослабление небольшевистских государств, чтобы их легче было разложить и в нужный момент разбить. С грубой прямотой это выражалось в одном русском документе, найденном после взятия Белграда немецкими войсками 13 апреля 1941 года в тамошней советской миссии, в следующих словах: «СССР отреагирует только в подходящий момент. Державы Оси еще больше распылили свои вооруженные силы, поэтому СССР нанесет внезапный удар по Германии». Советское правительство в Москве не прислушалось к голосу русского народа, который честно хочет жить в мире и дружбе с немецким народом, а продолжило старую двуличную большевистскую политику, взяв тем самым на себя тяжелую ответственность.''

Так же рекомендую изучить Доклад Министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительств. В нем говорится о том, что:

''Министерство иностранных дел Германии располагает многочисленными доказательствами того, что Москва вела в других странах широко разветвленную крамольную и революционную пропаганду в явно антигерманском духе. Но также и по заключении германо-советского дружественного соглашения Германия ставится на одну ступень с Англией и Францией и далее расценивается как капиталистическое государство, подлежащее уничтожению. При этом договоры с Германией служат лишь тактическим средством для использования благоприятной политической конъюнктуры. И далее там приводятся факты. К примеру: Эта тенденция согласуется с пропагандой, проводимой Советской Россией во всех странах. Она особенно ясно определяется в "Директивах для внутрипартийной, организаторской и идеологической кампании коммунистической партии в Словакии", изданных в октябре 1939 г. Эти директивы связаны с изречением Ленина, по которому полагается заключать пакты также и с отдельными капиталистическими странами, если они служат интересам Советского Союза и дают возможность обезвредить противника. Тактическая совместная работа с Германией — так говорится в этих директивах — совершенно соответствует этим словам Ленина. Цель советской политики характеризуется следующими словами: "Советский Союз и его Красная армия могут без потерь быть готовыми для нападения в подходящий момент и в удобном месте на ослабевшего врага". Также газеты и журналы, выходящие в Москве, постоянно преподносят коммунистам всех стран лозунги о мировой революции. Характерна, например, передовая статья в журнале "Интернациональный маяк" (1941 г., № 1) под заглавием "Дело Ленина победит во всем мире". В ней говорится: "Под водительством великого преемника дела Ленина, товарища Сталина, наша страна идет смело и убежденно вперед к коммунизму. Интернациональный пролетариат, униженные и обнищавшие массы всего мира повторяют с твердой верой пророческие слова Ленина: "Пусть буржуазия пока еще свирепствует, пусть она спокойно убивает тысячи рабочих, но победа за нами, победа коммунистической мировой революции обеспечена». И далее: "Под этим боевым революционным знаменем, знаменем Коммунистического Интернационала, объединяются пролетарии и трудящиеся всего мира для последнего и решительного удара капитализму, за победу социалистической революции, за коммунизм" (Год издания 41, № 4). В том же духе авторитетные лица в Москве постоянно подчеркивают интернациональную миссию Советского Союза. В декабре 1939 г. в одной из своих речей Молотов заявил: "Для интернационального коммунистического движения Сталин является не только вождем большевизма и вождем СССР, но и естественным вождем мирового коммунизма"; а в статье от марта 1940 г.: "Завещанию, что коммунизм должен всегда оставаться интернациональным, мы останемся верными до конца". В январе 1940 г. Сталин в одной из своих речей сказал: "Со знаменем Ленина мы победим в борьбе за Октябрьскую революцию. С этим же знаменем мы победим и в пролетарской революции во всем мире". ''

Данный доклад является одним из трех приложений к ноте (меморандуму) об объявлении войны (Note des Auswärtigen Amtes an die Sowjetregierung vom 21. Juni 1941), которая была зачитана и передана 22 июня 1941 г. в 4:00 советскому послу в Берлине Деканозову имперским министром иностранных дел Риббентропом.

Или ещё один документ этого рода — Доклад рейхсмтистра внутренних дел д-ра Фрика и рейхсфюрера СС и начальника германской полиции Гиммлера германскому имперскому правительству о подрывной работе Советского Союза, направленной против Германского Рейха. от 10 июня 1941 года. В нем речь идёт о том же самом. Процитируем конец документа:

''Вся направленная против национал-социалистической Германии деятельность Советского Союза, как показывают приведенные примеры, отобранные из обширного материала, свидетельствует о том, какие размеры приняли нелегальная подрывная деятельность, саботаж, террор и осуществляемый в порядке подготовки к войне шпионаж в военном, экономическом и политическом плане. Эти враждебные устремления после заключения пакта о ненападении 23.08.1939 года не только не уменьшились, — наоборот, их объем и сила увеличились.''

Ну и как резюме, процитирую статью Бориса Юлина:

Теперь перейдём к фактам "дружбы" и "союза".

Начнём с "дружбы немцев".

1. На совещании 30 марта 1941 года Гитлер заявил: "Речь идёт о войне на уничтожение... На Востоке сама жестокость - благо для будущего".

2. Директива на разработку плана "Ост" отдана 25 мая 1940 года (Предварительно план разрабатывался ещё раньше. Здесь уже шла увязка с другим планами). То есть уже окончательно и бесповоротно решён вопрос завоевания и уничтожения СССР.

3. В ноябре 1940 года управление экономики и вооружений при ОКВ стало включать экономические ресурсы СССР в систему планирования дальнейшей войны.

4. 12 февраля 1941 года Геринг провёл совещание, объясняющее цели ограбления СССР.

5. Окончательное решение на военном уровне о войне с СССР - совещание в Бергхофе 31 июля 1940 года. Там Гитлер ещё заявил: "В соответствии с этим ... Россия должна быть ликвидирована".

Продолжим "дружбой" с нашей стороны.

1. 21 сентября 1940 года Сталин в беседе с английским послом Криппсом сказал, что Германия представляет собой единственную действительную угрозу СССР и что её победа поставит СССР опасное положение, однако нельзя идти на провоцирование германского вторжения путем изменения советской внешней политики.

2. На переговорах 12-13 ноября 1940 года в Берлине СССР было предложено присоединиться к "тройственному пакту" и принять участие в разделе мира. СССР категорически отклонил предложение и уже 17 ноября информировал об этом предложении англичан.
Кстати, с учётом фактов немецкой "дружбы" - германское предложение тоже было лишь попыткой скрыть свои намерения.

3. После захвата немцами Норвегии советское руководство дало понять, что будет мешать таким же действиям Германии в адрес Швеции. Об этом Коллонтай сообщила шведскому правительству 27 октября 1940 года.

4. 3 марта 1941 года СССР осудил присоединение Болгарии к "тройственному пакту".

Можно продолжать дальше. Но, по моему, уже хорошо видно, что "дружба и почти союз" нацистской Германии и СССР существуют лишь в головах антисоветчиков-либерастов. Что подписанные договора были лишь временными вынужденными шагами с обеих сторон и обе стороны прекрасно понимали, что война между ними неизбежна.

Как говорил сам Гитлер итальянскому министру иностранных дел Чиано: "Россия стала в последнее время весьма недружественной".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments