blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

Categories:

Эвакуация тюрем. 1941 г.

Вынужден опять реагировать на свядомые бредни.
Тема эвакуации тюрем в начале войны довольно хорошо исследована, недавно НАРБом был даже издан сборник "Приказано приступить: Эвакуация заключенных из Беларуси в 1941 году».

Лаврентий Цанава — народный комиссар госбезопасности БССР

Однако, как всегда вылезают шизофреничные польские и околопольские (свядомые историки), и рассказывают про сотни тысяч расстрелянных. Так, например нейкий поляк Антони Галински на одной из ''научных'' конференций, фантазировал рассказывал:
«Наша комиссия выявила, что при наступлении немцев в июне 1941 г. проведены массовые расстрелы заключённых в тюрьмах: в Ошмянах — 3 тыс., в Полоцке — всех заключённх, из минской тюрьмы вывели 18 тыс. заключённых, которых расстреляли в 30 км от города в лесу. Это были поляки, евреи, татары, граждане Западной Белоруссии, то есть Польши. Поэтому мы этим занимаемся».
Цифры шизофреничные даже на первый взгляд, ибо на 10 июня 1941 года в 32 тюрьмах БССР находилось всего 25860 человек (при чем причем самые большие тюрьмы были расположены в приграничных городах — Брест (около 4 тыс. з/к), Белосток (около 4 тыс. з/к), Гродно (около 3,5 тыс.))
Например, даже на Wiki написано ''Близ Червеня было расстреляно около 5 тысяч заключённых минских тюрем'' с ссылкой на сомнительный журнал с говорящим названием ''Белорусы и рынок''.
Теперь не фантазии, а факты:
Из оперсводки командира 42 бригады подполковника Ванюкова начальнику Управления Конвойных войск, по состоянию на 5.7.41:
"[...] В ночь с 24 на 25.6.41 конвоем 226 полка в количестве 170 чел. эвакуированы заключенные из всех тюрем г. Минска за реку Березина для отрывки окопов. В пути движения в районе Червень состав конвоя вместе с колонной заключенных подвергся сильной бомбардировке с воздуха, распоряжением начальника тюремного управления НКВД БССР СТЕПАНОВА заключенные за к/р преступления были расстреляны, а остальных распустили. Конвой в полном составе 3.7 возвратился в часть."
Согласно учтенным данным на 22 января 1942 г. — справке о количестве заключенных, выбывших в ходе эвакуации, подписанной зам. начальника 1-го отдела Тюремного управления НКВД СССР Волхонским, расстреляно в тюрьмах БССР — 530 человек; незаконно расстреляно конвоем в пути: в БССР — 714 человек. (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 21, л. 229)».
(Всего: «Согласно таблице — справке о количестве заключенных, выбывших в ходе эвакуации (по учтенным данным на 22 января 1942 г.), подписанной зам. начальника 1-го отдела Тюремного управления НКВД СССР Волхонским, расстреляно в тюрьмах: в УССР — 8789 и в БССР — 530 человек; убито при попытке побега: в УССР — 48 человек (в строке БССР — прочерк); расстреляно конвоем в пути при подавлении бунта и сопротивления: в УССР — 123 человека (в строке БССР — прочерк); незаконно расстреляно конвоем в пути: в УССР — 55 и в БССР — 714 человек. (ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1, д. 21, л. 229)).
Однако и тут свядомые пропагандоны начинают придумывать. Так в статье под странными названиями: «Без права на помилование»/«Эвакуация… на тот свет»/«Западная Белоруссия под властью НКВД СССР ч.10» гисторык пишет:
В справке Волхонского никак не отражены заключенные, погибшие при бомбежках гродненской и брестской тюрем. Термин «незаконно расстрелянные» следует понимать, как расстрелянные без указания вышестоящего руководства. А сколько было убито «законно»? И сколько расстрелянных не было учтено в справке Волхонского?
Образчик демагогии. Законно расстреляно — 530 человек, как автор сам пишет абзацем выше.
Далее автор опуса вопрошает:
Нигде в документах цель этих расстрелов не сформулирована в явном виде. Видимо, фактически она состояла прежде всего в том, чтобы не оставить противнику живых свидетелей преступлений НКВД и советского режима, как в довоенное время, так и в дни войны.
Да действительно, почему бы не оставить врагу потенциальных полицаев, предателей и изменников, которые потом с радостью будут служить в карательных дивизиях Дирлевангера, Каминского и др. Почему нет? Если бы свядомый гисторык был бы руководителем страны, то он бы так и сделал, а может и сам пошел бы служить.

Фрагмент из рапорта зам Наркома внутренних дел Чернышева от 4 июля 1941 года. ГАРФ, Ф.9413, оп.1, д. 21, л.л. 66-67

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР
тов. БЕРИЯ
Дальнейший вывоз заключенных из тюрем прифронтовой полосы, как вновь арестованных после проведенной эвакуации тюрем, так и в порядке расширения зоны эвакуации, считаем нецелесообразным, ввиду крайнего переполнения тыловых тюрем и трудностей с вагонами.
Необходимо предоставить начальникам УНКГБ и УНКВД <совместно>, в каждом отдельном случае, по согласованию с военным командованием решать вопрос о разгрузке тюрьмы от заключенных в следующем порядке:
1. Вывозу в тыл подлежат только подследственные заключенные, в отношении которых дальнейшее следствие необходимо для раскрытия диверсионных, шпионских и террористических организаций и агентуры врага.
2. Женщин с детьми при них, беременных и несовершеннолетних, за исключением диверсантов, шпионов, бандитов и т. п. особо опасных, - освобождать.
3. Всех осужденных по Указам Президиума Верховного Совета СССР от 26. 6, 10. 8 и 28.12 - 1940 г. и 9.4 с. г., а также тех осужденных за бытовые, служебные и другие маловажные преступления, или подследственных по делам о таких преступлениях, которые не являются социально опасными, использовать организованно на работах оборонного характера по указанию военного командования, с досрочным освобождением в момент эвакуации охраны тюрьмы.
4. Ко всем остальным заключенным /в том числе дезертирам/ применять ВМН - расстрел.
Просим Ваших указаний.
ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР <ЧЕРНЫШОВ>
НАЧАЛЬНИК ТЮРЕМНОГОУПРАВЛЕНИЯ <НИКОЛЬСКИЙ>
"4" июля 1941 г.

Стоит так же сказать про 714 человек, незаконно расстреляно конвоем в пути.
Отрывок из докладной записки замначальника Тюремного управления НКВД БССР лейтенанта госбезопасности Опалева от 3 сентября 1941 г.:
Во время эвакуации заключенных из тюрьмы гор. Глубокое (двигались пешим строем) заключенные поляки подняли крики: "Да здравствует Гитлер". Нач. тюрьмы Приемышев, доведя их до лесу - по его заявлению расстрелял до 600 человек. По распоряжению военного прокурора войск НКВД, Приемышев в г. Витебске был арестован. По делу производилось расследование, материал которого был передан члену Военного Совета Центрального фронта -секретарю ЦК КП(б) Белоруссии тов. Пономаренко. Т. Пономаренко действия Приемышева признал правильными, освободил его из-под стражи в день занятия Витебска немцами. Где Приемышев в данное время - неизвестно - никто его не видал.
Из процитированного отрывка вроде как следует, что наказания за незаконный расстрел не последовало. Однако документ, выявленный еще 7 лет назад Александром Дюковым в ГАРФ, свидетельствует, что это предположение не соответствует действительности.
ПРИГОВОР № 121
ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК1941 г. сентября 13 дня Военный трибунал Войск НКВД Татарской АССР […] в закрытом судебном заседании в помещении Военного трибунала Войск НКВД ТАССР рассмотрев дело по обвинениюзаместителя начальника тюрьмы № 28 НКВД гор. Глубокое ТАБЕР Абрама Хаймовича […]помощника оперуполномоченного тюрьмы — МОХОВА Василия Андреевича […]дежурного помощника начальника тюрьмы — МАЛИНИНА Василия Николаевича […]дежурного помощника начальника тюрьмы БАТАЛОВА Ивана Яковлечича […]секретаря тюрьмы СКРЕБНЕВСКОГО Петра Ивановича […]- всех пятерых в преступлении предусмотренном ст. 193-17 п. «б» УК РСФСРУСТАНОВИЛ24-го июня 1941 года в связи с вероломным нападением немецких фашистов на Советский Союз, из тюрьмы № 28 НКВД города Глубокое были эвакуированы пешим порядком следственные и осужденные заключенные в числе 855 человек под конвоем надзорсостава тюрьмы, милиции и конвойного взвода войск НКВД в город Витебск. Начальником конвоя являлся начальник тюрьмы ПРИЕМЫШЕВ. В пути следования этапа в связи с побегом одного заключенного ПРИЕМЫШЕВ (скрылся от суда и следствия), ТАБЕР, МОХОВ, СКРЕБНЕВСКИЙ, МАЛИНИН и младший политрук взвода войск НКВД РОБИНЗОНОВ (скрылся от суда и следствия) без всяких оснований расстреляли 27 человек заключенных. 28 июня около местечка Улы (65 километров от гор. Витебска) без всякой на то надобности и оснований ПРИЕМЫШЕВ, ТАБЕР, МОХОВ при активном участии МАЛМНИНА, БАТАЛОВА, СКРЕБНЕВСКОГО и РОБИНЗОНОВА расстреляли 714 человек заключенных. Оставшиеся заключенные в виду расстрела разбежались. Не убрав трупы заключенных, ПРИЕМЫШЕВ, ТАБЕР и МОХОВ бросив конвой уехали в город Витебск. На основании изложенного Вокенный Трибугнал признал ТАБЕР, МОХОВА, СКРЕБНЕВСКОГО, МАЛИНИНА и БАТАЛОВА виновными в злоупотреблении своим служебным положением, выразившимся в расстреле без всяких оснований 714 человек заключенных, т. е. в совершении преступления предусмотренного ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР и руководствуясь ст. 319 и 320 УПК РСФСР - ПРИГОВОРИЛ: ТАБЕР Абрама Хаимовича и МОХОВА Василия Андреевича на основании ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР подвергнуть высшей мере уголовного наказания — РАССТРЕЛЯТЬ.СКРЕБНЕВСКОГО Петра Ивановича, МАЛИНИНА Василия Николаевича и БАТАЛОВА Ивана Яковлевича на основании ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР и руководствуясь ст. 51 УК РСФСР лишить свободы сроком на ДЕСЯТЬ ЛЕТ каждого с отбыванием наказания в исправтрудлагерях. […]Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Как видим, за преступлением последовало наказание - причем далеко не формальное.
Начальник конвоя отдал приказ о расстреле, потом его арестовали, потом по распоряжению Пономаренко выпустили, а потом он, судя по всему, погиб в бою под Витебском. Но расстрел все равно признали незаконным.
Все бы ничего, только по документу, опубликованному в "Приказано приступить: Эвакуация заключенных из Беларуси в 1941 году" в Глубокской тюрьме 10 июня 1941 г. числилось всего 680 заключенных. Как при их эвакуации удалось расстрелять 714, остается до сих пор глубокой загадкой либеральной историографии. То есть любой свядомый гисторик "знает": советская статистика занижена или завышена в пользу советской власти. Однако факты говорят обратное. Число незаконно расстрелянных — 714, фиксировалось со слов, поэтому не исключено завышение.
Общая ситуация по БССР видна из "Докладной записки об эвакуации тюрем НКВД БССР" зам. начальника Тюремного управления НКВД БССР лейтенанта госбезопасности Опалева начальнику Тюремного управления НКВД СССР майору госбезопасности Никольскому, от 3 сентября 1941 г. :
"Заключенные были эвакуированы из тюрем: Глубокое, Молодечно, Пинск, Столин, Дрогичин, Орша, Полоцк, Витебск, Могилев, Мозырь, Гомель, Червень, Вилейка и Столбцы, Из остальных тюрем з/к или были выведены из тюрем и разбежались по дороге во время налета на них немецких самолетов, или же были оставлены в тюрьмах при занятии городов немецкими войсками.»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments