blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

Category:

Люди бежали из СССР или в СССР?

UPD: Совсем свежая новость, увидел уже после того, как написал)) Сын бывшего главы МИД Южной Кореи сбежал в тоталитарную Северную

Миграция - вопрос политический, как раньше, так и сейчас. Миграция из стран различной классовой природы и разных экономических укладов есть отражение классовой  борьбы, борьбы между этими укладами, в первую очередь - борьбы экономической. Это было хорошо понято буржуазией и использовано для пропаганды. Перебежчики из ГДР и КНДР, диссиденты из СССР - все это стало классическим жупелом буржуазной пропаганды, утверждающей что от социализма люди бегут. Советское руководство было менее хитро и на этой теме спекулировало меньше. После временного поражения пролетариата этот вопрос потерял свое значение в большинстве случаев, и лишь изредка используется буржуазией для козыряния уровнем жизни в борьбе с другой буржуазией. По числу мигрантов Россия занимает 3 место в мире после США и Германии, но это не маркер того, что в России все прекрасно. Подавляющее большинство мигрантов в России - мигранты из бывших союзных республик. Так что это лишь показывает то, что ущерб от уничтожения социализма этим странам, из которых мигрируют в РФ - еще больше чем самой России.

Германия

Доклад ЦРУ 1956 г. о миграционном балансе ГДР/ФРГ:


C 1951 г. по середину 1955 г. около 1,5 млн. человек мигрировали из ГДР в ФРГ. За этот же период 300 тыс. переехали из ФРГ в ГДР.

Цифры за 1952-1954 гг. С 1952 г. по 1954 г. из Восточной Германии в Западную переезало 943707 человека, в обратную сторону - 90685. Итоговый баланс: + 853 тыс. в ФРГ. Миграция преобрела угражающие масштабы. Всего 1949-89 гг. из ГДР в ФРГ переехало ок. 6 млн.чел.

линк
За период с 1951 г. по 1959 г. из ГДР в ФРГ переехало 520 тыс., в другую сторону - 2286 тыс.

линк
Миграция была на столько большая, что она оказывало больщое воздействие на народонаселение.
Тем более, чисто символическими являлись и границы между Западным и Восточным Берлином. Город имел единую систему транспорта и единое коммунальное хозяйство. Метрополитен был разделен лишь 13 августа 1961 года. Многие граждане Восточного Берлина работали в Западном и наоборот. Для перехода из одной части города в другую не требовалось никаких документов (с этим была так же связана проблема, что в ГДР, как и в других социалистических государствах, существовали низкие розничные цены на основные продукты потребления. Многие жители ФРГ считали выгодным для себя покупать эти товары в ГДР). Считается, что уровень жизни в ФРГ был больше чем в ГДР. ВВП ФРГ в начале 1980-ых составлял 12500$ против 5310$ в ГДР. При этом в промышленности и в ГДР, и в ФРГ был занят примерно один и тот же процент населения (38,5% в ГДР и 36,4% в ФРГ, во Франции - 38%, в ЧССР - 38,6%, в Австрии - 49%, в Италии - 43%, в Японии - 34%. см. фактбук ЦРУ) при этом в ГДР было занято больше населения в с/х и меньше в сфере услуг, но выработка электроэнергии была вполне сопаставима (5780 кВт на душу против 6100 в ФРГ, 4510 во Франции, 4450 в ЧССР, 3170 в Италии и 5184 в Японии), что на мой взгляд точнее всего отражает уровень развития.
В то же время продолжительность жизни в ГДР была больше этого показателя в ФРГ (ОПЖ составила в 1986 — 1988 гг. в ГДР 69,8 лет для мужчин и 75,9 лет для женщин, в ФРГ — 72,1 и 78, 7 лет,). Несмотря на рост потребления основных продуктов в ГДР, уровень 1936 года в 1952 году еще не был достигнут. Если в 1936 году каждый житель Германии потреблял в среднем 46,8 кг мяса, то в 1952 году в ГДР — 32,5 кг (в ФРГ — 38). По рыбе дела обстояли еще хуже: 11,4 кг душевого потребления в 1936 году противостояли 7,3 кг в 1952 году (19,2 кг в ФРГ). При этом после войны ГДР добилась несомненных успехов: ведь в 1950 году каждый восточный немец потреблял всего лишь 20,6 мяса и 3,8 кг рыбы [Платошкин Н.Н. Жаркое лето 1953 года в Германии - C.239]. В справке об уровне жизни трудящихся ГДР представитель ГУЭС в ГДР П. Мирошниченко и зам. начальника отдела статистикимирового хозяйства ЦСУ СССР Л. Цырлина в 1956 г. приводились сравнительные данные об некоторых аспектах уровня жизни населения в ГДР и ФРГ: Реальная заработная плата производственных рабочих в промыш­ленности ГДР возросла в 1955 году в сравнении с 1950 годом в 2,4 раза и превысила уровень довоенного 1936 года на 24%. В ФРГ за 1950—1955 годы реальная заработная плата производ­ственных рабочих в промышленности повысилась на 25%, однаков сравнении с 1936 годом реальная заработная плата повысиласьна 38%. При расчете реальной заработной платы не учитывались безработ­ные, число которых в ФРГ, по данным официальной статистики, в среднем за 1955 год составило 928 тыс. человек. С учетом безработных разница между реальной заработной платой в ГДР и в Западной Герма­нии несколько снижается. При определении реальной заработной платы не принято во внима­ ние то, что в 1955 г. продолжительность рабочей недели в промышлен­ ности ФРГ примерно на 20% превышала продолжительность рабочей недели в ГДР. Сопоставляя данные о жизненном уровне трудящихся в ГДР и ФРГ, необходимо иметь в виду, что расходы государства на народ­ное образование, культуру и социально-бытовые нужды в среднем на душу населения в настоящее время в ГДР почти на 50% выше, чем в ФРГ. Потребление мяса, молока и яиц в ГДР в 1955 г. было, однако, ниже, чем в ФРГ. Мясо и мясопродукты: ГДР - 43,8 кг, ФРГ - 45,4 кг, молоко: 70,7 л и 114,8 л, сахар: 27,8 кг и 26,3 кг, соответсвенно [Президиум ЦК КПСС 1954-1964. Постановления 1954-1958. Т. 2. 2006, С.320-324].

А уже в 1959 г. душевое потребление мяса в ГДР достигло 56,2 кг, масла — 11,9 кг, рыбы — 13 кг, в то время как в ФРГ в 1958/59 г. потребление на душу населения составило мяса — 53,3 кг, масла — 7,8 кг, рыбы — 11,4 кг [Внешняя торговля стран народной демократии. М., Внешторгиздат, 1961, С.139]. В 1960 г. потребление мяса в ГДР составляло 57,1 кг, масла — 13,6 кг, рыбы — 13,9 кг, в  в ФРГ в 1960/59 г. потребление составило мяса — 54,5 кг, масла — 7,8 кг, рыбы — 12,2 кг. При этом потребления яиц в ГДР было ниже чем в ФРГ (201 против 228), сахара больше - на 3 кг, маргарина на 1 кг меньше [Вестник статистики: орган ЦСУ СССР. 1962 - Вып. 7-12, C.77]. Однако к 1970-80 гг. отставание стало наростать. И все же в 1987 году потребление мяса и мясопродуктов составило: В ГДР — 107 кг на душу населения, а в ФРГ — 104, молока и молокопродуктов соответственно — 549 и 366 кг, яиц — 303 и 268 штук, рыбы и рыбопродуктов — 7,9 и 4,1 кг [См. Земледелие. 1990, Вып. 1-6, С.43]. Впрочем я отошел от темы - сравнение уровни жизни жизни, да и в приципе, производительных сил и отношений это сложная тема, требующая соответствуюшего материла и анализа. Однако зафиксируем: ГДР в этом отношении сильно проигрывала ФРГ, люди в основном бежали в ФРГ, это факт. И этот факт сильно раздут, он является главным аргументом против ГДР, да и одним из главных аргументов против социализма.

Еще более применим этот аргумент к современной КНДР. К слову о КНДР. Северная Корея находится в блокаде практически со всех сторон (есть оборот с КНР, но он маленький, так как Китай формально поддерживает санкции), эту блокаду поддерживают буржуи всех окрасов и всех стран, в частности либералы. При этом наземная блокада Западного Берлина 1948 г. Советским Союзом считается этими же людьми ''страшным преступлением'', наверное большим чем блокада немами Ленинграда. Типичная либеральная точка зрения на эти события гласит: сплошная блокада Западного Берлина обрекла на голодную смерть 2,5-миллионное население города, спасенное лишь благодаря установлению американскими и британскими ВВС «воздушного моста», по которому было переправлено основное количество продуктов питания для немецких граждан. Однако даже буржуазная Википедия признает, что эта точка зрения ''требует определённой корректировки''.
Перемещение гражданских лиц из западных секторов города в восточный было ограничено СВАГ [советская военная администрация в Германии ] лишь на 5 дней с целью упорядочения процесса обмена старых денежных знаков на новые в восточном секторе. На складах западных секторов скопилось большое количество продовольственных запасов, в частности зерна, принадлежащего СВАГ, но военная администрация западных секторов блокировала доставку продуктов, предназначенных для всего города, и использовала их только для снабжения западных секторов. Собранных на этих складах продовольственных резервов хватило, чтобы обеспечить жителей западных секторов по установленным рационам на два месяца.14 июля 1948 г. в официальной ноте советского правительства правительству США было заявлено, что «Советское командование неизменно проявляло и проявляет заботу о благосостоянии и обеспечении нормального снабжения берлинского населения всем необходимым и стремится к скорейшему устранению затруднений, возникших в последнее время в этом деле». 20 июля Информбюро СВАГ заявило, что СВАГ гарантирует улучшение продовольственного положения западных секторов города посредством снабжения их всем необходимым. С этой целью она сразу же выделяла из своих государственных резервов 100 тыс. тонн зерна. Население западных секторов на свои карточки, а также на деньги, обращающиеся в советском секторе, могло получать продукты в магазинах советских секторов по нормам установленным в советской зоне, которые были выше западных [Tägliche Rundschau, 1948, Juli 20]. 24 июля 1948 года комендант советского сектора генерал А. Котиков в продолжение гарантий СВАГ от 20 июля издал приказ «О снабжении продовольствием жителей западных секторов Берлина через продовольственные магазины советского сектора». Каждый житель западных секторов мог с 26 июля по 3 августа зарегистрироваться в карточных бюро советского сектора. Советский комендант также обязал продовольственные органы берлинского магистрата следить за исполнением этих поручений и выдачей карточек посредством назначения новых ответственных сотрудников в отделе снабжения магистрата. Западные коменданты через четыре дня издали контрприказы с запретом проводить какие-либо изменения в органах магистрата, касающиеся отдела снабжения [Berlin. Quellen und Dokumente 1945—1951. Hbd. 2. Berlin, 1964, S. 1584]. На территории советского сектора находилось 2 800 продовольственных магазинов различных видов. Большое количество этих магазинов было развернуто непосредственно возле границы с западными секторами. Таким образом, жители западных секторов могли получать продукты питания в советском секторе по карточкам, которые им выдавались не только в своих секторах, но и в советском.
17 августа Информбюро СВАГ заявило об обеспечении углем населения всех четырёх секторов Берлина. Вследствие принятых СВАГ мер жители всех секторов Берлина только во второй половине августа получили 60 тысяч тонн угольных брикетов и большое количество дров. Двадцать шестого августа СВАГ распорядилась о выдаче с 1 сентября 1948 года молока всем детям до 14 лет из западных секторов, зарегистрированным в восточном секторе. Всего выделялось 55 тысяч литров молока.
Западные державы запретили жителям получать продукты в восточном секторе города, спекулируя в СМИ тезисом об опасности голодной смерти для граждан города со стороны Советов и о спасении их с помощью так называемого «воздушного моста». Западногерманский исследователь Г. Рудольф в проведенном им анализе западной прессы за тот период отмечает резкое изменение тональности основных западноберлинских и западногерманских газет при описании советских мероприятий, которые начали называться «хвастливыми предложениями», «блефом» и «пропагандистскими манёврами». Снабжение города через «воздушный мост» позволило доставить в город, по последним данным, 2 031 746,5 тонн грузов, из них на уголь, бензин, жидкое топливо и военные грузы приходилось 80 %. Продовольствия же за период с июня 1948 года по май 1949 года было доставлено 488 088,1 тонны, то есть 20 % от общего количества грузов.
По линии СВАГ, а также из Польши, Чехословакии, Голландии и через рынки земли Бранденбург в Западный Берлин только в августе — октябре (то есть за три месяца) 1948 г. было завезено около 383 тыс. тонн продовольственных грузов, что составляло ¾ от всего объёма продовольствия, перевезенного по «воздушному мосту» за десять месяцев. Ежедневно из советской зоны по официальным каналам в Западный Берлин поступало до 900 тонн продуктов, не считая угля, текстильных и других товаров (одежда, обувь и пр.)[Советский Союз и берлинский вопрос. М., 1948, с. 82].
Британская газета «Дейли Мэйл» в те дни писала: «Берлинцы, если они примут предложения о поставках советского правительства, осмеют наши усилия и наш воздушный мост, а наше присутствие сделают бесполезным». Западные администрации предприняли активные меры по недопущению отоваривания жителей своих секторов в восточной части города. Уже 20 августа британские власти впервые за все время оккупации Берлина перекрыли проволочными заграждениями одну из оживленных площадей города — Потсдамерплац, по которой проходила граница британского и советского секторов. Вскоре военная администрация начала травлю тех западноберлинцев, которые получали продовольствие в советском секторе. Их выселяли из квартир, увольняли с работы. 30 марта 1949 г. оккупационные власти США отдали распоряжение о том, что все служащие полиции и её вспомогательных подразделений, которые получают продовольственные карточки в советском секторе, должны быть «немедленно и бессрочно уволены»[Высоцкий В. Н. Западный Берлин и его место в системе современных международных отношений. М., 1971, С. 177].
Меры, принятые западными властями, значительно затрудняли поставки из советского сектора и получение продовольствия жителями западных секторов. К началу 1949 г. из насчитывавшего 2,6 миллиона населения западных секторов в карточных бюро советского сектора зарегистрировалось 100 тыс. человек[Keiderling G. Die Berliner Krise 1948/49. Berlin (West), 1982, S. 142 ]. За время операции «воздушный мост» случилось немало ЧП, во время которых погибли 31 американский и 39 британских лётчиков, 13 граждан Германии.


Корея

Что мы видим? СССР перекрыл наземные пути сообщения с Западным Берлином и, естественно, в западной части начался дефицит, население сразу же побежало за продуктами в советскую зону, ибо несмотря на все усилия, авиамост это авиамост. Точно так же с КНДР. Буржуи перекрыли все что можно, а потом пальцем тыкают, мол социализм не работает. С 1953 по 2000 гг. на территорию Республики Корея тем или иным способом перешли 1307 северокорейцев [Г.Н.Ким История иммиграции корейцев: молодежное движение корейцев. 2006. С. 83] (до этого, в изданиях 1955 г. американская пропаганда рассказывала, что на Юг сбежало 3 млн., что является фантастической цифрой, ибо южнокорейский режим был непопулярен у населения и держался исключительно на штыках США и союзников). Этого же порядка цифра приводится на тематической статье Википедии с ссылкой на южнокорейское Министерство Объединения. При чем до 1989 г. из КНДР в РК перебежало всего 607 человек. При этом 414 перебежчиков 1953—1990 г. совершили за всё время своего пребывания в РК 23 преступления [А.Н.Ланьков КНДР вчера и сегодня: неформальная история Северной Кореи, С.358]. На той же Википедии мы можем прочитать интересные факты: Кроме того, КНДР активно проводит политику репатриации желающих вернуться на Родину из Республики Корея. Только в 2013 году в КНДР вернулись по меньшей мере 13 человек. Число желающих вернуться растет, так как мало кто из них «хочет приспособиться к конкурентной атмосфере» капиталистической Южной Кореи. Власти Республики Корея, в свою очередь, не приветствует попытки перехода своих граждан в КНДР: так, 16 сентября 2013 г. южнокорейскими пограничниками был застрелен мужчина, пытавшийся через реку Имджин бежать в КНДР. А сколько было перебежчиков из Южной Кореи в Северную? Кто-нибудь вам это расскажит? А расскажит ли кто-нибудь вам про американский террор в Корее? Они будут сотни раз рассказывать про Германию 1953 г., про антисоветское Венгерское и Чехословацкое восстание, но они не расскажут про то, как оккупаионная власть США подавляла забастовки и крестьянские выступления, про то как 15 августа 1946 г. открыли огонь по рабочим Хвасунской шахты, убив более 30 рабочих и ранив 500 человек, не расскажут они про ''героизм'' при подавлении сеульских железнодорожников 30 сентября 1946 г., не расскажут они, как США убили в 1946 г. 4,2 тыс. мирных жителей, не расскажут про сотни тысяч убитых и арестованных, про восстание на Чеджудо, где погибло 30 тысяч человек. Только за 1949 г. американские оккупанты убили в Корее 109 тыс. человек и арестовали 118,6 тыс [О преступных действиях агрессивных войск американского империализма в Корее, 1970, С.8]. Про корейскую войну я уже не говорю, американцы совершили много преступлений. Но возвращаемся к миграции. Как мы выяснили, до 1989 г. из КНДР перебежало всего 607 человек. Много это или мало? Очень мало, даже относительно населения. Так же стоит предположить, что число перебежчиков в КНДР из РК в этот период (особенно до 1970-ых) было значительным, однако конкретных данных мы не имеем. Просто некоторые не понимают, что такая большая разница в уровне жизни корейцев не была всегда, она появилась после 1991 г., а до 1970-80-ых в КНДР и вовсе уровень жизни был выше. Это признают даже буржуазные авторы. Детская смертность до середины 1970-ых в КНДР была значительно ниже, чем в Южной Корее. Так же до 1980-ых урбанизация в КНДР была выше. Линк


Поэтому неудивительно, если южнокрейцы бежали в КНДР от американского оккупационного режима. Между тем, существовала и официальная иммиграция в КНДР, в частности из Японии (корейцы, вывезенные для принудительного труда), которая достигла своего пика в период с декабря 1959 года по декабрь 1961 года, когда около 75 000 репатриантов прибыли в Северную Корею. Ко времени окончания программы в 1984 году, в общей сложности 93 340 переехало из Японии в КНДР [Zainichi (Koreans in Japan): Diasporic Nationalism and Postcolonial Identity (Berkeley: University of California Press, 2008), p. 46; Эти же данные в K. Armstrong, Tyranny of the Weak: North Korea and the World, 1950–1992. Ithaca: Cornell University Press, 2013]. Буржуазные авторы объясняют это тем, что индустриализация в КНДР действительно выйграшно смотрелась по сравнению с капиталистической экономикой в кризисе. Даже эти авторы пишут о том, что в Японии ''большинство корейцев поддерживали Северную Корею в 1950-х годах, хотя большинство было из регионов Южной Кореи. Многим Северная Корея, казалось, обладала большей легитимностью, чем оккупированная США Южная Корея, и Ким Ир Сена почитали за его роль в антияпонском сопротивлении''.

СССР

Тут опять же вопрос раздут, ибо все слышали про диссидентов и белоэмигрантов, про ''философский пароход'', однако про такой же пароход в обратную сторону мало кто слышал (''рейды Палмера'' из США, например когда в декабре 1919 агенты Палмера арестовали 249 человек, включая известных радикальных активистов-анархистов Э.Гольдман и А.Беркмана, посадили их на пароход и отправили в Советскую Россию).
А ведь существовала и миграция в СССР. Но она почти вообще неизучена. Есть фрагментарные цифры, например МОПР собирал статистику по политэмигрантам, а сколько было экономических мигрантов - вообще неизвестно. По неполным данным МОПРа за период с октября 1917 г. до 1923 г. в Советскую страну прибыло свыше 100 тыс. политэмигрантов, из них 60 тыс. — из Латвии, 12 тыс. — из Польши.100. Около 8,5 тыс. политэмигрантов приехало в СССР в 1923 — 1926 гг. За период с июля 1924 г. по март 1927 г. наибольшее количество политэмигрантов прибыло в Советский Союз из Польши (43% от общего количества) [Львунин Ю. А. Борьба Коммунистической партии за укрепление интернациональных связей рабочего класса СССР. С. 173]. С 1922 по 1947 г. советская организация МОПР приняла 12 тыс. политэмигрантов.


Но это лишь незначительна доля мигрантов в СССР. Существовала массовая нелегальная мигарция, кроме того, была еще и официальная, трудовая. Согласно официальным советским источникам, в начале сентября 1932 года в стране было занято 9 190 иностранных специалистов и 10 655 иностранных рабочих, которые сопровождались их семьями, насчитывающими 17 655 членов. В общей сложности эти иностранцы насчитывали 37 500 человек.
В 1930 г. финляндско-советскую границу нелегально пересекли 1174 человека, в 1931 г. - 2488, в 1932 г. - 7207 чел. Всего же за период с 1930 по 1934 гг. в СССР перешло от 12 до 15 тысяч финнов. Об этом же речь в статье ''Незаконная эмиграция в СССР в годы Великой депрессии''.
Так как мы имеем лишь фрагментарные цифры, то можно сказать, что в межвоенное время (за исключением 1932 — 1934 годов, когда в стране была очень тяжёлая продовольственная ситуация, вылившиеся в голод в первой половине 1933 года) в БССР, как и в другие республики СССР бежали люди из-за границы, спасаясь от нищиты, особенно во времена великой депрессии, от преследований и т.д. Например, про сравнение уровня жизни в БССР и Западной Белоруссии последнее время написал много, и картина ясная: по абсолютному большинству показателей плановая социалистическая экономика превосходила капитализм в разы. Поэтому в СССР люди бежали. И это при том, что в СССР перебежчиков мягко говоря не приветствовали, могли репрессировать, а ответственность за незаконное пересечение границы была очень жёсткая. В 1931 г. из Польши крестьяне массами побежали в СССР, Политбюро приняло специальное решение "О перебежчиках", в котором предприсывалось не устраивать по этому поводу пропагандистскую кампанию в СМИ. Принимать массы перебежчиков из сопредельных стран советское руководство явно не хотело.
Протокол ПБ № 59 от 30 августа 1931 г. п.16/25: О перебежчиках (Акулов) – ОП. Решено: а) Принять предложение ОГПУ о создании проверочного пункта (карантин) для проверки перебежчиков с тем, чтобы всех проверенных направлять на работу по специальности в соответствующие районы СССР. Предложить СНК отпустить необходимые для этого средства. б) Поручить ОГПУ определить соответствующий режим для подозрительных лиц из состава перебежчиков. в) Согласить с предложением ИККИ о развитии соответствующей агитации за возвращение на родину для революционной борьбы, в первую очередь коммунистов и комсомольцев. Поручить партийным организациям соответствующих- районов вести среди перебежчиков агитационно-разъяснительную работу. г) Не запрещать освещение этого вопроса в белорусской и украинской печати, не раздувая его в политическую кампанию. [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 845. Л. 3]

Принимать массы перебежчиков из сопредельных стран советское руководство явно не хотело. Общая статистика эмиграции и иммиграции в СССР не известно. Но статистика перебежчиков на участке границы БССР известна. Историк Алексей Павлюков на 148 странице своей работы "Ежов. Биография" приводит текст о том, что говорил на совещании руководящего состава НКВД глава НКВД БССР Берманом и комментировалось Ежовым [ЦА ФСБ. Следственное дело № Н-15302. Т. 13. Л. 142 - 144]:

«Разительный пример — 58 тысяч перебросили через белорусскую границу — это то, что учтено, но я думаю, что тысяч полтораста перебежчиков есть неучтенных, да еще нам политэмиграция подкидывала и иные буржуазные деятели левого толка, которые сюда приезжали. Засорили нас...». То есть только в 1921 — 1936 в БССР только официально было зарегистрировано 58 тыс.(в основном из Польши) нелегальных перебежчиков, а ещё по предположению наркома было ок. 150 тыс. незарегистрированных.

"Правда" от 26 мая 1925 г.

Перебегали в СССР и таким способом: 23 февраля 1938 года из Латвии в СССР перелетел И. Муземнек, заявивший, что покинул пределы Латвии преднамеренно и вернуться туда отказывается (Перелёт на территорию СССР латвийского самолёта (Правда. 1938, 9 марта).

Бежали в СССР и от фашизма. В течение 1939 — 1940 гг. в Советский Союз прибыло около 8 тыс. испанских антифашистов [Мещеряков М. Т. Испанская республика и Коминтерн: Национально-революционная война испанского народа и политика Коммунистического интернационала. - М.: Мысль, 1981. - C.194].
И от американского империализма (фашизма на экспорт). 21 сентября 1949 г. Совет министров СССР принял постановление «О политэмигрантах Греции»: на территории Узбекской ССР размещено 12 020 греческих политэмигрантов. 28 сентября. К началу 1950-х гг. парторганизация греческих политэмигрантов в Советском Союзе насчитывала почти 8 тысяч человек [Никос Захариадис. Жизнь и политическая деятельность (1923–1973). Документы, C.5]. И именно греческие политэмигранты восстали против хрущевского ревизионизма в 1955 г.
Бежали в СССР и евреи: Советский Союз принял больше еврейских беженцев, чем любая другая страна мира – несмотря на то, что это породило серьезнейшие социальные и экономические проблемы. Бежали и осенью 1939 г. от ''капиталистического рая''. Узнав, что скоро советские войска будут отведены на восток, местное население западного берега Буга выражало «исключительное сожаление по поводу оставления Красной армией занятых населенных пунктов. В селе Дорогуча крестьянин-середняк Сотока Иван заявил: «Когда в наших селах были немцы, они забирали у нас коров, кур, гусей и продовольственные продукты. У помещиков они не трогали ничего. Теперь, когда пришли части Красной армии, те у нас абсолютно ничего не взяли. Мы Красную армию любим и за нею пойдем куда угодно». В полосе действия 8-й стрелковой дивизии местные жители просили: «Дорогие товарищи, вы от нас не уходите навсегда, мы сделаем все для того чтобы вы были скоро у нас обратно». В Цешанув население, узнав о передаче этой территории Германии, массами осаждало советские части с просьбами взять их с собой в СССР: «Только вы можете сохранить нашу жизнь и наших детей. Наше будущее там, где Красная армия, где Сталин». Уже с 30 сентября местные жители задавали вопросы о возможности эвакуироваться в Советский Союз.
2 октября Политуправление Украинского фронта издало директиву об организации эвакуации населения через местные временные
управления. В 1.30 3 октября Политуправления Белорусского и Украинского фронтов получили директиву Политуправления РККА № 0271, в которой сообщалось, что нарком обороны дал указание пропустить через определенные пункты на территорию СССР желающих эвакуироваться. Беженцев следовало размещать в селах и городах, эвакуацию провести так, чтобы она не мешала движению войск. «Никакой агитации за уход населения с освобождаемой нами и занимаемой немцами территории не допускать». В тот же день в 17 часов командующие фронтов получили аналогичный приказ наркома обороны № 084. Эвакуировались члены временных управлений, народные милиционеры и активисты. Однако желающих уехать в СССР было много больше, и они сами двинулись на восток. Многие ехали с родственниками и знакомыми на своих подводах, трофейных и войсковых автомашинах. Только за 6—7 октября во временных управлениях на территории восточнее Западного Буга зарегистрировалось 7 тыс. семей (около 20 тыс. человек). В целом по 5-й и 6-й армиям было эвакуировано почти 42 тыс. человек, однако среди польского населения 28 человек изъявили желание уйти на западный берег Буга [Мельтюхов МИ. Советско-польские войны. С.547-548]. И это не какая-то пропаганда, а это сверхсекретные донесения разведки.
Вечерняя разведсводка № 55 штаба 4-й армии от 22 октября сообщала, что «население к приходу германских войск относится враждебно. Даже чиновники и зажиточное крестьянство говорят, что лучше была бы Советская власть, чем немцы. Данные люди до этого времени никакой симпатии к Советской власти не питали» [По Мельтюхову: РГВА ф.35086, оп.1, д.298, л.152]. В донесении от 22 ноября отмечалось, что «в Бяла-Подляска 12 ноября хлеб населению выдавался только по карточкам. Население выражает недовольство на отсутствие в магазинах соли, керосина и других продуктов. Население выражает недовольство на отсутствие в магазинах соли, керосина и других продуктов. Крестьяне говорят: «Советский Союз уже обеспечивает население бывшей Польши всеми необходимыми продуктами и уже начали работать школы, а у нас ничего нет и школы не работают». По поводу реквизиции у населения коров и свиней немцами один крестьянин заявил: "Когда Красная Армия была, она даже соломинки не брала, у нее было все свое, а немцы все забирают и грабят, до весны мы не доживем, все умрем, если Советы к нам не придут"» [там же, д.168, л.180; д.298, л.259; д.354, л.51]. Разведсводка № 136 штаба 4-й армии от 8 декабря сообщала, что «многие жители говорят, что "как только замерзнет р. Буг мы переедем в Советы"» [там же, д.354, л.51].
Всего же, по данным временных управлений городов Западной Белоруссии, к 25 октября 1939 г. здесь насчитывалось 44786 беженцев. Однако их численность,особенно в крупных городах, таких как Белосток, Гродно и других была гораздо больше (только в Белостоке было 20 - 60 тыс. беженцев). Это было связано с тем, что беженцы зачастую уклонялись от регистрации. Несмотря на принимаемые советскими пограничными частями меры, они продолжали нелегально прибывать на территорию Западной Белоруссии вплоть до конца года. Например, только 29 ноября в Белосток прибыло 4500 человек. К концу 1939 г. в Западную Беларусь прибыло, согласно данным органов НКВД, 110 тысяч беженцев. Однако в докладной записке заместителя председателя СНК СССР А. Ванеева первому секретарю ЦК КП(б)Б П. Пономаренко и председателю СНК БССР К. Киселеву относительно количества беженцев приводится другая цифра — около 120 тысяч [Толочко, Д.М. Размещение и трудоустройство беженцев из Польши в БССР].
И это только официальные, легальные беженцы! А ведь были и нелегальные. Так, согласно справке ГУ Погранвойск НКВД СССР о мероприятиях по усилению гос. границы СССР от 20 июня 1941 года, всего погранвойсками НКВД задержано в 1939 году 180 835 нарушителей гос. границы, из них 145 163 человека - при переходе в СССР и 35 667 человек - при переходе из СССР [Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2, стр. 271].
Так же стоит затронуть такой момент, как репатриация с Польшей после войны. Тут уже была принципиальная разница, ибо тут речь шла уже о просоветской Польше, а не как раньше. Но борьба вокруг этого вопроса велась. Советское руководство опять не придавало этому вопросу политического значения, так как статистика об обмене населения не была публичной. Сейчас некоторые приводят факты того, что руководство СССР как раз всеми силами старалось стимулировать переезд в Польшу.
Итак, за период работы по эвакуации по БССР учтено 535 тыс., подлежащих эвакуации в Польшу, из них переселено 231 тыс., 265 тыс. отказались. То есть отказалось 53%. В Польше было учтено 137 тыс., подлежащих эвакуации в СССР, из них прибыло 36 тыс., 100 тыс. отказались. То есть отказалось 73%. Такой большой процент объяснялся подрывной дейятельностью АК в Белостокской области. Так, главный уполномоченный СНК БССР по переселению в Польше И.Круглик сообщал в ЦК КП(б)Б: "22 сентября 1945 г. в д. Романовка Семятичского поветабандиты убили белоруса А.Филимонюка, который готовился к выезду в БССР. 21 октября 1945 г. банда в количестве 150 человек окружила белорусскую деревню Студянка. При этом убивали население, забрали у крестьян, которые готовились к эвакуации 22 лошади, 15 подвод, несколько голов крупного рогатого и мелкого скота".[НАРБ, ф.789, оп.1, д.5, л.25] Акции подполья неизбежно вели к человеческим жертвам. Так, в 1945 г. в Белостокском воеводстве было "убито 229 белорусов и ограблено 256 хозяйств. Кроме этого у белорусского населения бандами были отобраны сотни голов скота, сотни тысяч денег, одежда, продовольствие" [НАРБ, там же, л. 26]. Деятельность подполья была настолько сильной, что заставила белорусскую делегацию при подписании дополнительного белорусско польского протокола от 25 ноября 1945 г. настоять на внесении дополнительного параграфа, в котором от польской стороны требовалось "создать необходимые условия для работы уполномоченных белорусского правительства на польской территории по регистрации белорусов, желающих выехать из Польши в БССР, обеспечить охраной личную безопасность как уполномоченных, так и эвакуирующегося населения в БССР и населения, которое эвакуируется из БССР в Польшу" [НАРБ, ф.789, оп. 1, д.26, л.49]. За все время переселения (1944-1946 гг.) жертвами подполья стало свыше 500 белорусов, зарегистрированных на переезд в БССР. Кроме этого было убито 8 и ранено 15 уполномоченных СНК БССР по переселению. Свыше 1000 белорусских семей были ограблены по дороге в БССР [НАРБ, ф.4, оп. 29, д.258, л.284].

Из статьи Виталия Барабаша, кандидата исторических наук о настроениях населения: «По заявлению временного председателя горсовета Бурдей, «жители города, и особенно белорусы, с приходом Красной армии горячо взялись за восстановление города… Однако после слухов о том, что Бельск снова отходит к Польше, белорусы побросали работу, заявляя, что они не хотят восстанавливать город для поляков» К коменданту города стали стекаться жители-белорусы с требованием выдать им документы на право выезда из Бельска на советскую территорию: за три дня поступило около 600 таких устных заявлений.Белорусы Белосточчины собирали подписи и обращались в высшие инстанции. Так, 14 сентября 1944 года шесть тысяч белорусов Беловежи направили коллективное письмо в ЦК КП(б)Б, в котором высказали желание жить в Беларуси и просили «партию и правительство БССР присоединить г. Беловежа и Беловежскую пущу к БССР». 6 октября 1944 года секретарь Гродненского обкома КП(б)Б А. Эльман сообщал о том, что «группа крестьян-белорусов Крынковского района обратилась к т. Сталину с письмом о присоединении их к Белоруссии». Обращения продолжались и в следующем году. С 18 по 20 июля 1945 года в НКИД БССР поступили заявления от белорусских жителей 21 деревни на Белосточчине с просьбой пересмотреть границу между Польшей и БССР и присоединить их к Беларуси. С другой стороны, имели место факты изъявления поляками приграничных районов Гродненщины желания отнести их населенные пункты к Польше. Так, в местечке Одельск в 1944 году ксендз проводил агитацию и собирал подписи за присоединение Одельска к Польше.» Из ЛССР в Польшу переехало 169 тыс. (в основном поляки Виленского края), в обмен на 14 человек.

В УССР ситуация была другая. Было учтено 872 тыс. человек для переселения в Польшу, из них переселено 90 тыс., остались 82 тыс., то есть 9%. Для переезда в СССР в Польше было учтено 498 тыс., из них переехало 482 тыс., отказались 15 тыс., то есть 3%.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments