blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

Category:

Как в Польше "глушили правду" #2

Каждому Мироновичу известно, что радио глушили только проклятые социалистические режимы. Про то, как запрещали слушать радио в капиталистических странах они вам не расскажут.

Я уже приводил документы о том, как поляки запрещали слушать радио из СССР.
Но и это не все! Оказывается, радиоприемники в межвоенной Польше можно было слушать под контролем только в клубах (светлицах), народных домах. Радио характеризовалось польским МВД, как «рассадника сепаратистского национализма и коммунизма».

Вот ещё некоторое материалы:

В МВД Польши в конце 1937 г. В.Ормицким был разработан авантюрный по своему характеру план «Перспективы внутреннего осадничества», по которому предполагалось для достижения «стабильного преимущества польского населения» (56,2 % и более) осуществлять колонизацию осадников, выселение непольского населения или его обмен на поляков. Этими миграционными процессами следовало охватить 6 млн человек [1].
Несмотря на то, что польские власти не признавали белорусский вопрос угрожающим для военно-стратегической безопасности страны, тем не менее в 1936–1938 гг. они осуществили целый комплекс насильственных мер: провели окончательную ликвидацию немногочисленных белорусских школ, организаций, газет, развернули дерусификацию и полонизацию православной церкви, усилили контроль за общественной жизнью. Согласно разработанному МВД Польши плану ликвидации всех легальных белорусских организаций, 2 декабря 1936 г. виленский староста запретил за «проведение подрывной деятельности» Товарищество белорусской школы (ТБШ), а через 2 недели еще одну культурно-просветительскую организацию – Белорусский институт хозяйства и культуры [2]. 22 января 1937 г. виленский воевода Л. Ботянский не разрешил действовать ТБШ, которое якобы занималось «антигосударственной» деятельностью [3]. В течение 1937–1938 гг. на территории Западной Белоруссии была запрещена деятельность фактически всех белорусских партий и общественных организаций.
Целый ряд мер в направлении полонизации содержался в отдельном письме полесского воеводы В. Костек-Бернацкого в МВД Польши в феврале 1937 г. Особенное внимание обращалось на вопросы образования и культуры. Предполагалось развернуть работу по ликвидации неграмотности, созданию системы польских начальных школ. Из состава педагогических кадров планировалось полностью удалить белорусов, украинцев, русских, местных полещуков. Исключительно поляков следовало принимать на работу в лесную охрану. Успешность колонизации Полесья ставилась в зависимость от осуществления мелиорации, на которую требовались значительные капиталовложения. В деле пропаганды особая роль отводилась радиофикации полесской деревни, чтобы устранить практику нелегального прослушивания советского радио, «рассадника сепаратистского национализма и коммунизма» [4]. Использовать радиоприемники можно было под контролем только в клубах (светлицах), народных домах.
Летом 1937 г. новогрудский воевода А. Соколовский предлагал на съезде поветовых старост осуществить целый ряд насильственных мер в области культуры и образования, среди которых были окончательная ликвидация школ, где изучался белорусский язык; увольнение учителей непольской национальности; роспуск белорусских самодеятельных художественных коллективов и создание вместо них польских и т.п. [5]
Сотрудники политического департамента МВД Польши подготовили в середине 1935 г. отдельный реферат. В документе отражена сложная общественно-политическая ситуация на «кресах всходних», где чиновники местной администрации находились «как в оккупированных землях» [6]. В данном реферате планировалось развернуть осушение болот, для того чтобы выделить 1,5 млн га земли для 100 тыс. колонистов из центральных и западных регионов Польши. Предусматривалось также переселить более 200 тыс. пенсионеров.

13 сентября 1934 г. министр иностранных дел Польши Ю. Бек заявил на заседании Лиги наций в Женеве о том, что польское правительство прекращает сотрудничество в деле защиты прав национальных меньшинств. Это означало отказ от выполнения Малого Версальского трактата. Как и нарушением Рижского договора.
Хотя поляки не преобладали среди населения Западной Белоруссии, однако они занимали привилегированное положение в социальной структуре. Поляки составляли абсолютное большинство в полицейско-административном аппарате. В 1932 г. из 5120 государственных чиновников и служащих местных органов управления Полесского воеводства поляков было 88 %, русских – 5,8 %, белорусов – 3,6 %, евреев и украинцев – по 1,3 % [7]. Господство поляков среди чиновников наблюдалось и в других воеводствах Западной Белоруссии. В 1930-е годы усилилась тенденция полного удаления непольских представителей из органов государственной администрации. Большинство чиновников было прислано из других регионов Польши.
Среди интеллигенции господствующее положение также занимали поляки. Например, по состоянию на 15 февраля 1932 г. национальный состав интеллигенции в Полесском воеводстве был следующим: поляки составляли 75,5 %, евреи – 9,8 %, русские – 9,5 %, украинцы и белорусы – по 2,5 % [8].
В социальной структуре надежной опорой польских властей считались помещики, которые сохранили свое доминирующее положение и накануне сентября 1939 г. В этом году доля поляков среди владельцев хозяйств с площадью землевладения в 50–100 га в отдельных поветах Виленского воеводства колебалась от 66 % в Браславском повете до 97,1 % в Поставском повете. Белорусское присутствие там было незначительным – от 0,2 % в Молодечненском повете до 3,6 % в Дисненском повете [9].

Но не только белорусы испытали на себя прелести польской национальной политики. Г. Осташевский (на минуточку — Белостокский воевода!) предлагал МВД Польши запретить евреям приобретать недвижимость в городах и деревнях; путем ограничений добиться присутствия евреев во всех сферах в соответствии с их долей среди общего количества населения; распустить все еврейские общественные организации, руководящие органы которых находились за рубежом; ограничить деятельность еврейские общины исключительно религиозными вопросами и др.[10] Множество из цитат польских чиновников уже после 17 сентября 1939 г. попадет в речи и выступления белорусских политических деятелей. В частности удостоится цитирования самим руководителем Советской Беларуси Пантелеймоном Понамаренко воевода Белостокского воеводства Осташевский. Его докладная записка министру внутренних дел Польши от 23 июля 1939 г. «Проблемы укрепления польского владеющего положения в Белостокском воеводстве» попадет в Совнарком БССР. В 1940 г. Пономаренко для своей программной речи из этой записки белостокского воеводы возьмет красноречивую цитату [Панамарэнка П. Уз’еднанне беларускага народа // Партыйнае будаўніцтва № 2, 1940;]. Единственным методом решения национального вопроса считается ассимиляция, т. е. «ополячивание»[11]. Вот лишь одна цитата из докладной записки:

"Рано или поздно, белорусское население подлежит полонизации. Они представляют из себя пассивную массу, без широкого народного сознания, без собственных государственных традиций. Желая этот процесс ускорить, мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру" [12].

Полесский воевода В. Костек-Бернацкий в 1937 г. в тайном сообщении в МВД указывал, что Полесское воеводство по причине аграрного перенаселения и высокой заболоченности местности не может принять сельских колонистов без предварительных огромных вложений в проведение мелиорации, которая позволила бы ввести новые земли в сельскохозяйственный оборот[13].

В. Костек-Бернацкого министру внутренних дел Польши в январе 1937 г. указывается, что «не может быть и речи о том, чтобы в течение ближайших 10 лет учителем на Полесье был белорус или даже местный полешук»[14]. В 1938 г. был принят специальный декрет президента, зафиксировавший, что польская политика в отношении православия должна "последовательно привести к нивелированию русского влияния в православной церкви и тем самым ускорить процесс ополячивания среди так называемых белорусов" [15].
В 1937 г. в Гродно состоялась конференция с участием белостоксого, виленского, новогрудского и полесского воевод и командующих восточных военных округов корпусов, на которой обсуждались пути усиления «польского характера» («polskości») восточных воеводств. Новогрудский воевода Адам Соколовский на данной встрече утверждал:

«Эти земли сильно отличаются от остальных. Они не очень польские. Поэтому их необходимо сделать польскими. Мы завоевали эти земли штыками, но если бы проходил плебисцит, если его провести сейчас, то, известно, результат был бы для нас наверняка сомнительным, не надо себя обманывать… Польша должна быть единой и сплоченной. Кресы – это Польша, но, говоря между нами, нужно их внутренне завоевывать во второй раз» [16].
В начале 1939 г. на конференции начальников общественно-политических отделов воеводских управ представитель НВУ Рунге сообщал, что в Новогрудском воеводстве по предложению военных властей был установлен запрет на занятие должностей в дорожной и лесной администрации православными жителями; приобретать землю в приграничной полосе, охватывавшей большую часть воеводства, могли только католики [17].

Источники:

Цитируется по Западная Белоруссия и Западная Украина в 1939–1941 гг.: люди, события, документы. СПб., 2011. С. 10 - 13. и Даркович А. Л. Городское самоуправление на западнобелорусских землях межвоенной Польши (1919—1939 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016.

1. Archiwum Akt Nowych w Warszawie (AAN). Zespół 9/1. Sygn. 955. K. 4–46.
2. Ibidem. Sygn. 963. K. 445.
3. Государственный архив Брестской области (ГАБО). Ф. 1. Оп. 9. Д. 1306. Л. 9–9об.
4. Там же. Ф. 1. Оп. 8. Д. 1656. Л. 14–21.
5. Там же. Оп. 10. Д. 1281. Л. 40об., 45.
6. Archiwum Akt Nowych w Warszawie (AAN). Zespół 9/1. Sygn. 946. K. 3.
7. ГАБО. Ф. 1. Оп. 9. Д. 2253. Л. 28.
8. Там же. Л. 23.
9. Там же. Оп. 8. Д. 1092. Л. 12–13.
10. Там же. Оп. 10. Д. 1574. Л. 142–144.
11. ГАОО ГО, ф.6195, оп.1, д.28, л.16;
12. Даркович А. Л. Городское самоуправление... С. 75;
13. Даркович А. Л. Городское самоуправление... С. 63;
14. Даркович А. Л. Городское самоуправление... С. 233;
15. Польша — Беларусь (1921−1953). Сб. док. и мат. — Мн., 2012., c. 154;
16. ГАБО Ф. 1. Оп. 8. Д. 1091. Л. 17. Протокол конференции командующих округовкорпусов и воевод северо-восточных земель, состоявшейся в Гродно 24 апреля 1937 г. Цит. по: Даркович А. Л. Городское самоуправление... С. 61.
18. ГАБО. Ф. 1. Оп. 10. Д. 2305. Л. 22. Секретный протокол конференции начальников общественно-политических отделов воеводских управ по вопросам религиозной политики в восточных воеводствах. Варшава. 14 февраля 1939 г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments