blender_chat (blender_chat) wrote,
blender_chat
blender_chat

Реставрация капитализма в СССР. Часть 1.

Октябрьская пролетарская революция 1917 г. уничтожила диктатуру буржуазии, а социалистическая индустриализация, коллективизация и государственная монополия, обращённая на пользу всего народа с помощью научного планирования, уничтожила капиталистический уклад в советской экономике. К середине 1930-ых годов в СССР построен коммунизм (первая его фаза — социализм). Дальше началось перерастание его в полный коммунизм, однако с 1960-ых годов начинается обратный процесс. И как мы знаем, мы сейчас живем при снова при капитализме.
Коренные интересы рабочего класса — рабочее время
В явлении диктатуры пролетариата (как и в любом другом явлении) сразу же с момента ее установления проявились различные тенденции, или же моменты — неотделимые друг от друга противоположные движения в одном движении, а именно возникновение и прехождение как момент становления. И главными негативными тенденциями стали тенденции бюрократизации, то есть когда государственная управленческая интеллигенция ставила свои интересы выше коренных интересов рабочего класса. А коренные интересы рабочего класса состояли (и состоят) как раз в том, чтобы уничтожить сам факт наличия (нужды в) управленческой интеллигенции, профессиональных управленцев (людей, которые не заняты производительным трудом, а профессионально занимаются управлением), путем борьба за преодоление общественного разделения труда на основе развития производительных сил, на основе повышения производительности труда. Основной источник этого преодоления — это снижение продолжительности времени рабочего дня. Повышение производительности труда есть основание снижения рабочего дня.
То есть, рост производительности труда может привести к двум результатам:
1) Снижается рабочий день, увеличивается свободное время, при этом соблюдается пропорция и увеличивается потребление
2)Просто увеличивается потребление, но так как оно имеет естественные границы, то происходит не преодоление, а усиление общественного разделения труда, увеличивается прибавочный продукт, который отчуждается у рабочего. Противоположность между людьми ручного и умственного труда, разница городом и деревней не преодолевается, а наоборот — увеличивается.

В 1958 г. среднегодовая производительность труда в СССР выросла в 10 раз по сравнению с 1913 г.[1] А с 1913 г. по 1970 г. годовая производительность труда выросла в советской промышленности в 18,5 раза, на железнодорожном транспорте — в 11,0 и в сельском хозяйстве — в 5,2 раза[2]. В 1985 г. по сравнению с 1940 г. производительность труда в советской промышленности выросла почти в 9 раз[3]. Наблюдаем ли мы снижение рабочего дня в десятки раз? Нет! Наблюдаем ли мы увеличение потребление рабочего класса в десятки раз? Нет! Может быть по отдельным показателям и есть рост в разы, но не в десятки раз.
Еще повторю: снижение продолжительности рабочего дня есть главное условие социального прогресса, движения к высшей фазе коммунизма. Представьте себе, если рабочий день будет менее 2 часов (а это не предел)! Это реальная и основная предпосылка ликвидации противоположности между умственным и физическим трудом, а значит и окончательной ликвидации классов, а значит и государства как органа классового насилия.
В программе большевистской партии относительно рабочего дня написано, что мы в конце концов должны перейти на шестичасовой рабочий день, с условием, чтобы минимум 2 часа люди обучались теории производства, государственного управления и военного искусства. Сталин писал в одной из своих последних работ в 1952 г. ''Экономические проблемы социализма в СССР'':
Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления..
Журнал Советская книга за 1952, (вып. 7-12, стр. 5) так писал о поставленных Сталиным задачах:
Товарищ Сталин указывает, что осуществление этого третьего условия перехода к коммунизму требует серьезных изменений в нынешнем положении труда. Нужно сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов, что даст возможность членам общества получить достаточно свободного времени, необходимого для всестороннего образования.
Далее Сталин пишет:
Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существовавший при капитализме между людей физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как их врагам. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа...
Сталин верно замечает что коренные интересы пролетариата всегда совпадают с интересами интеллигенции. Однако Сталин не акцентирует внимание на то, что интересы интеллигенции могут не всегда совпадать с коренными интересами пролетариата. А например, бюрократия может начать управлять средствами производства не в общественных интересах, а в своих интересах, в личных интересах отдельного чиновника. Люди начинают различаться по отношению к средствам производства = наличие классов = реставрация капитализма. А борьба с бюрократизмом подразумевает не борьбу с отдельными бюрократами, а борьбу с определенностью, борьбу с самим явлением бюрократизма (так же как и борьба с корупцией не есть борьба с отдельными корупционерами). Это борьба не с симптомами, а с причиной болезни (впрочем, это не отрицает необходимость борьбы с симптомами, ибо непосредственно смерть наступает именно от симптомов болезни). И главное лекарство от бюрократизма – это всеобщее участие в управлении государством, которое возможно только при условии увеличения свободного времени.
{"Коммунисты стали бюрократами.
Если что нас погубит, то это".
В. И. Ленин. Письмо Г. Я. Сокольникову от 22 и 28 февраля 1922 года.}

Сталин пишет:
То же самое нужно сказать о проблеме уничтожения существенного различия между трудом умственным и трудом физическим. Эта проблема имеет для нас также первостепенное значение…
Следовательно, нельзя отрицать, что уничтожение существенного различия между умственным и физическим трудом путем поднятия культурно-технического персонала до уровня технического персонала не может не иметь для нас первостепенного значения.
Зафиксируем: борьба за построение полного коммунизма есть борьба за преодоление общественного разделения труда = борьба за снижение рабочего дня. И в 1920-ые годы это борьба велась, при чем велась успешно: с 1913 г. по 1926 г. рабочий день в СССР снизился на 25%. На тот момент это была самая маленькая продолжительность рабочего дня в мире. Постановление ЦИК СССР 1927 провозгласило переход на 7-часовой рабочий день, а для ряда категорий трудящихся — на 6-часовой.

Динамика изменения продолжительности рабочего времени в 1913 – 1926 гг. (Из статьи В.Шмидта «О политике партии по рабочему вопросу», которая была опубликована в газете «Правда» от 26 ноября 1927 г.)

В течение 1928 — 1932 гг. в основных отраслях народного хозяйства был введен 7 — 6 часовой рабочий день. В результате в 1933 году продолжительность рабочего дня в среднем по СССР составила 6,99 часа[4]. К 1934 г. рабочий день взрослых промышленных рабочих в СССР сократился до 6,98 часа[5]. Но объективные факторы в 1930-ые вынудили поступится этой борьбой в пользу более важной борьбы — борьбы за сохранения государства диктатуры пролетариата, да и борьбы за выживание народа. Борьба против фашизма стала самой важной борьбой во второй половине 1930-ых. И она велась на разных фронтах: на идеологическом, экономическом, дипломатическом и т.д. А с 1941 г. велась уже непосредственно военная борьба не на жизнь а насмерть. Поэтому неудивительно, что 26 июня 1940 года, сразу же после поражения Франции, когда стало точно понятно что будет дальше в ближайшей перспективе, вышел закон о переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений. Ибо, вопреки мифам, СССР никаким милитаристским государством в 1930-ые не был. Всеобщая воинская повинность в Советском Союзе было введена лишь 1 сентября 1939 г.! Поэтому перевод советской экономики непосредственно на военные рельсы начался в 1939 г. и 1940 г., когда экономика подчинялась главной цели — победить в войне. В 1939 году была значительно ужесточена практика наказаний за опоздания на работу для всех рабочих и служащих в стране, а в 1940 г. введен и восьмичасовой рабочий день. Осенью 1940 г. был введен закон о платном высшем образовании. Произошел откат по объективным причинам.
После войны понадобилось так же прилагать все усилия для восстановления экономики, производства, создания ракетного и ядерного комплекса. Но уже в 1950-ые вопрос снижения продолжительности рабочего дня опять выходит на первый план, о чем и писал Сталин 1952 году. Однако после смерти Сталина бюрократические тенденции стали только еще больше усиливаться, а позже и вовсе стала побеждать ревизионистская линия. Однако еще в 1950-ые эта борьба велась.
С принятием пятой сессией Верховного Совета СССР закона «О завершении перевода в 1960 г.всех рабочих и служащих на семи- и шестичасовой рабочий день» более 53 млн. трудящихся СССР перешли на семичасовой рабочий день, а свыше 6 млн.человек стали работать по 4 — 6 часов в день[6].

Средняя установленная продолжительность рабочего дня рабочих промышленности в 1963 г. составляла 6,93 часа. С учетом сокращения рабочего дня в предвыходные и предпраздничные дни, а также праздничных дней сверх обычных выходных средняя продолжительность рабочего дня рабочих промышленности составляла 6,67 часа[7]; 7 марта 1967 года в СССР введена 5 дневная рабочая неделя с двумя выходными. Это было началом конца. Продолжительность рабочего дня с тех пор не изменялась. В 1971 г. советский КЗОТ закрепил максимальную продолжительность рабочего времени в 41 час. Принятая 7 октября 1977 г. Конституция СССР еще раз подтвердила эту норму. Это было четким маркером, что движение к коммунизму в СССР окончательно прекратилось и началось движение в обратную сторону.
Диктатура пролетариата — советы
Любая государственная власть в любой точке земного шара представляет собой власть господствующего класса (господствующего над средствами производства, т.е. экономически), это власть является диктатурой класса. У каждого класса есть своя организационная форма диктатуры. Парламент есть организационная форма господство буржуазии. Буржуазия господствует на территориях, а парламент формируется по территориальным единицам, когда всё зависит от того, сколько у кого денег, когда всё определяет лоббизм, и даже не фальсификации, подкупы и искусственные барьеры (типа огромных залогов, который простой человек никогда не внесет, цензов и т.д.) являются определяющим, а именно формула общественное бытие определяет общественное сознание, конкретным выражением которой есть то, что общественное сознание (оно же в данном случае т.н. ''общественное мнение'') определяет и формирует господствующий класс с помощью своих ресурсов: экономических ресурсов, СМИ, которые находятся в руках буржуазии. Буржуазная пропаганда и агитация господствует над избирателям. Лоббизм становится определяющим, а где-то (как в США) возводится и в ранг закона. В условиях мажоритарной системы в буржуазный парламент могут попасть пролетарские элементы (как исключение, доказывающее правило), однако у буржуазии существует более совершенная система, сводящая такую возможность к 0 % — пропорциональная избирательная система, которая подразумевает голосование избирателей по партийным спискам, а не за отдельных кандидатов.
У пролетариата есть своя организационная форма диктатуры — это советы. От этого и пошло название ''советская власть''. Советская власть — власть советов. Однако сегодня уже не очевидно что такое совет, так как нужно смотреть не на название. Верховной Рады Украины это дословно — Верховный совет Украины. И что, в Украине существует советская власть? По названию, да, но по сути (по сущности) в Украине диктатура буржуазии, а Верховный совет Украины — буржуазный парламент. Так что такое совет? Первый совет появился в 1905 г. До этого организационной формой диктатуры пролетариата считалась коммуна (по примеру Парижской коммуны). По призыву Иваново-Вознесенской группы РСДРП 12 мая 1905 г. началась стачка на ткацких фабриках. Стачка приняла действительно всеобщий характер не только по городу, но и распространила свое влияние и на район. Потом, для руководства забастовкой, открытым голосованием выбирались делегаты, причем каждая кандидатура тщательно и всесторонне обсуждалась. На выбранных депутатов было возложено общее руководство забастовкой, отстаивание предъявленных требований, ведение переговоров от имени всех бастующих с фабрикантами и правительственной властью. Для поддержания порядка в городе на время забастовки была организована рабочая милиция[8].
Итак, советы – порождение профсоюзной и забастовочной борьбы на производстве, которые могут развиваться только в теснейшей связи с производством: формируются они изначально из забасткомов, и главное их отличие от буржуазных представительных органов — производственный, а не территориальный принцип выборов. На территориях господствует буржуазия [и мелкая буржуазия], а в трудовых коллективах — рабочий класс. Вернее не обязательно господствует, а эти принципы обеспечивают устойчивые формы для классовой диктатуры. Буржуазия, так же как и пролетариат могут использовать разные формы для осуществления своей власти, однако, фиксируем: для каждого класса существует устойчивая форма проявления как организационная форма, адекватная для диктатуры именно данного класса, соответствующая ей и наилучшим образом обеспечивающая ее сохранение. Имманентной диктатуре буржуазии организационной формой является парламентская демократия с выборами по территориальным округам. Организационной формой диктатуры пролетариата является Советская власть, избираемая по фабрикам и заводам[9]. Кто хочет подробнее изучить историю советов, принципы их формирования и др., отсылаю к замечательной работе —А. С. Казеннов, ‎М. В. Попов Советы как форма государственной власти
В работе «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» на I конгрессе Коммунистического Интернационала 4 марта 1919 г. В.И.Ленин писал: «Старая, т.е. буржуазная, демократия и парламентаризм были организованы так, что именно массы трудящихся всего более были отчуждены от аппарата управления. Советская власть, т.е. диктатура пролетариата, напротив, построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы завод, фабрика». В разработанной В.И.Лениным и принятой VIII съездом РКП(б) Программе партии было записано: «избирательной единицей и основной ячейкой государства становятся не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика).»
Журнал Института Советского Права ''Советское право'' так в 1927 году описывал советскую систему:

Таким образом, характернейшей особенностью советского избирательного права является производство выборов не по территориальным округам, а по производственным (предприятие, учреждение) и производственно-территориальным единицам (село). Депутаты, избираемые не по производственным единицам, а по территориальным округам, находящимся вне всякой зависимости от мест приложения человеческого труда, были бы оторванными от той атмосферы труда, которая закаляет волю пролетариата к непримиримой классовой борьбе и связывает депутатов с практикой жизни. Уже революция 1905 г. сделала производственную единицу основной ячейкой советской системы. Советы выросли из недр производственных единиц, причем эта связь Совета с производственной единицей не порывается и после того, как он создан. Мощь Совета — в непрекращающейся связи его с производственными единицами. Депутат, выбранный в Совет, продолжает работать на своем предприятии, он обязан отчитываться на предприятии перед своими избирателями.

Резюмируем: производственный принцип формирования — это главная черта советской власти. Однако это не было понято в полной мере, и в 1930-х годах происходит отход от производственных округов и возвращение к территориальным избирательным округам. Еще летом 1918 года были распущены фабзавкомы. Потом были допущены еще такие ошибки, как возможность избрания на следующих уровнях выборов людей не из трудовых коллективов. К 1930-ые годы большую часть функций государственного управления берут на себя чрезвычайные партийные органы. Съезды советов утрачивают своё прежнее значения, передовая часть функций ЦИКу.
Однако самое серьезное отступление происходит во второй половине 1930-ых. 5 декабря 1936 г. VIII Чрезвычайный съезд Советов постатейным голосованием принимает новую Конституцию СССР. По новому Основному Закону государственная власть формировалась не на производстве, не по производственному принципу, как было записано в Программе партии, а по территориальным округам — так же, как формируются буржуазные парламенты. Сохранилось лишь выдвижение коллективами кандидатов в депутаты. Была ли это ошибка, оппортунизм или вынужденная мера — неизвестно, однако факт остается фактом: начала меняться классовая природа государственной власти. У пролетариата остался лишь один крупный инструмент — правящая пролетарская партия, авангард рабочего класса, однако этот инструмент не был устойчивым, и история это доказала. Партия есть авангард, т.е. передовой отряд. С тех пор как партия взяла на себя функции советов, то есть все больше превращалась в часть государственного аппарата, она стала видоизменяться, её численность возросла, произошло размытие, партия перестала быть партией — уже не было авангарда (какой ''передовой отряд'' может быть численностью в десятки миллионов человек?) И по итогу, буржуазные элементы взяли вверх, и КПСС стала главным рычагом контрреволюции.

Численный состав коммунистической партии БССР по годам (на 1 января) 1920 - 1965 гг.[10]

Одной из причин потери ориентира стала война. В годы войны погибло большое количество коммунистов, партийцев, депутатов советов, при чем часто очень грамотных. Например, всего за период Великой Отечественной войны погибло в боях за Родину, было замучено гитлеровцами и пропало без вести 93 депутата Верховного Совета Белорусской ССР первого созыва[11]. При этом в период войны общая численность ВКП(б) увеличилась на 1,6 млн человек. Это были неплохие люди, но их понимание марксизма оставляла желать лучшего. Но вернемся к советам. Интерес представляет оценка Конституции 1936, которую давали советские авторы времен Хрущева/Брежнева:

Конституция СССР 1936 года, установившая выборы в Советы депутатов трудящихся всеобщими, равными, прямыми при тайном голосовании, изменила ипорядок выдвижения и избрания депутатов. Согласно Положению о выборах кандидаты в депутаты выдвигаются коллективами предприятий и учреждений, а избираются по территориальным округам. Следовательно, и здесь, при большей роли территориального принципа, учитывается производственный принцип.

— Ю.М.Козлов Органы Советского государственного управления в современный период: сборник статей, 1964, С. 47


Уже в 1980 г. политиздатовские авторы пишут более откровенней:

Конституция СССР 1936 г. изменила и порядок организации выборов. Раньше они проводились по производственно-территориальному принципу. Советы избирались на собраниях, созываемых на предприятиях, в колхозах, учреждениях, учебных и научных заведениях. То есть избирательной единицей была, как правило, производственная ячейка. Следующие звенья советских органов избирались уже в территориальном разрезе: Советы городов и селений,объединяемых какой-то более крупной административно-территориальной единицей, посылали своих делегатов на соответствующий съезд Советов; в свою очередь эти съезды Советов посылали делегатов на съезд еще более крупной административно-территориальной единицы и т. д. — вплоть до съезда Советов республики и Союза. Здесь уже, как видим, господствует территориальный принцип.
Конституция 1936 г. полностью отказалась от производственного принципа. Единственное, что делается на производстве, — это выдвижение кандидатов в депутаты. Весь же процесс выборов, вся избирательная кампания проходит в территориальных округах, которые формируются по месту жительства избирателей.

— Чистяков О. И. Очерк истории Советской Конституции.— М.: Политиздат, 1980, С.110


Итак, конституция 1936 г. отказалась от производственного принципа, сохранились лишь его элементы в виде выдвижения кандидатов от трудовых коллективов, через периодические отчеты их перед трудящимися и т.д. Что это означало на практике? Это означало утрату на практике возможности трудового коллектива ОТЗЫВАТЬ депутатов. Коллектив мог выдвинуть депутата, а отозвать не мог. Отзыв депутатов — самое демократическим право, позволяющим народу наиболее полно осуществить свою волю. Способность отозвать своих депутатов (делегатов) в любое время — существенное преимущество Советов перед любыми другими формами демократии. А трудовой коллектив на предприятии может собраться в любое время.
Введение тайного голосования Конституцией 1936 г. не отменяло право отзыва депутатов, и даже не исключало его на практике, однако этот отзыв переставал быть непосредственным инструментом власти в руках рабочих. Конституция СССР 1936 г. содержала прямое указание на то, что депутат может быть отозван «по решению большинства избирателей в установленном законом порядке». В 1959 — 1960 гг. законами был предусмотрен порядок отзыва депутатов. Так, согласно закону 1950 года, возбудить вопрос об отзыве депутата могли общественные организации, профсоюзы, и трудовые коллективы. Однако отзывался он не по решению коллектива, который его выдвинул, а по решению большинства избирателей соответствующего избирательного округа. В советах же, трудовой коллектив, во-первых, выбирает открытым голосованием людей, которых большинство знает лично, то есть их выбор мотивируется не пиаром СМИ, как это происходит при территориальном представительстве, а личным опытом, знанием реальных качеств человека, которого выбирает коллектив может; Во-вторых, совет позволяет отозвать делегата в любое время, при чем даже с самого высокого уровня (если делегат попадает при многоступенчатых выборах на самый верх, например на съезд советов). То есть отзыв как раз и обеспечивает демократию, демос (народ) обладает властью через возможность его отозвать и заменить депутата в любое время, если он перестает выполнять волю тех, кто его избрал. Так, только в феврале 1928 г. из Минского горсовета за пассивность в работе было отозвано избирателями 10 депутатов[12].
При этом стоит заметить, что территориальное и производственное представительство совпадает на селе, поэтому этот принцип прекрасно работал в сельсоветах. Так, в первом полугодии 1931 года из сельских Советов РСФСР было отозвано около 23 тыс., а из городских Советов — более 1 тыс. депутатов. В течение первого полугодия 1935 года по данным о 36078 сельских Советах РСФСР из них было отозвано 30 165 депутатов, т. е. в среднем один депутат на каждый сельский Совет. За 1931 — 1933 гг. н первое полугодие 1934 года в РСФСР избирателями было отозвано из горсоветов около 18% депутатов, причем из каждых 100 отозванных 22 были лишены полномочий за бездеятельность, три — за искривление классовой линии и различные злоупотребления, несовместимые с высоким положением советского депутата, а остальные 75 — по иным причинам[13]. В феврале-марте 1933 г. в Западно-сибирском крае было отозвано 13 043 депутата[14]. За 1931 — 1933 гг. и первое полугодие 1934 г. был отозвано из горсоветов 18 %, из сельсоветов — до 31% общего числа депутатов[15].
Во время отчетной кампании Советов в феврале 1936 г. в целом по Белоруссии был отозван 6281 депутат, или 15,4% всего их состава[16]. В то же время, с 1963 по 1971 г. было отозвано 113 депутатов местных Советов БССР[17]. А уже в 1973—1982 гг. из местных Советов БССР было отозвано всего 18 депутатов[18]. То есть этот принцип все больше сходил на нет. За период с 1959 по 1989 гг. на всех уровнях было отозвано свыше 8 тыс. депутатов, среди них из Верховного Совета СССР - 13 депутатов. При этом только за десятилетие, предшествовавшее принятию Конституции СССР было отозвано более 4 тыс. депутатов[19].
Как уже было сказано, через некоторое время после смерти Сталина произошла победа ревизионисткой линии. Эта победа была закреплена в принятой на XXII съезде КПСС программе партии: был провозглашен отказ от диктатуры пролетариата.

Вскоре стала продвигаться антинаучная концепция «развитого социализма». Социализм — это первая фаза, низшая ступень нового коммунистического общества, и социализм нельзя рассматривать отдельно от коммунизма. Социализм это и есть коммунизм, который в процессе развития, в процессе преодоление общественного разделения труда, уничтожения различий между городом и деревней, между людьми ручного и умственного труда, перерастет в полный коммунизм. То есть развитый социализм — это полный коммунизм.
Сталин:
Наше советское общество добилось того, что оно уже осуществило в основном социализм, создало социалистический строй, то есть осуществило то, что у марксистов называется иначе первой, или низшей, фазой коммунизма. Значит, у нас уже осуществлена в основном первая фаза коммунизма, социализм.
Поэтому эта концепция провозгласила отказ от перспективы перерастания социализма в высшую фазу коммунизма.
Когда я был в Белоруссии, утром открываю газету «Звязда», а там написано: «Мы вступили в этап спелого социализма». Я как прочитал, думаю: «Сейчас вот сгниет и упадет».
— М.В.Попов
Экономика — Косыгинская реформа
После войны в СССР (как и до войны) проводилась политика снижения цен. Это закономерный результат развития производства при социализме. Повышается производительность труда — снижается себестоимость продукции — понижается цена. То есть реальная зарплата может повышаться двумя путями: как путем прямого повышения денежной зарплаты,и путем снижения цен на предметы массового потребления. Сталин особенно акцентировал на это внимание в своей работе. Повышение реальной зарплаты должно вестись путем снижения цен на отдельные наименования, или же путем увеличения зарплаты, но при условии общего повышения производительности труда.
В 1950-ые и 1960-ые в СССР происходит ряд вредительских реформы: уничтожение централизованных министерств и машинно-тракторных станций, Но основной удар по плановой экономике был нанесен проведением рыночной реформы 1965 года, которая была направлена на уничтожение социалистического непосредственно общественного хозяйства, и демонтаж социалистического планирования. теоретические ошибки были допущены еще Сталиным, который в своей последней работе написал, что в СССР производство товарное, хотя она было непосредственно общественным. В период строительства социалистической экономики происходит преодоление товарного производства. Так это подтверждает Ленин в своих замечаниях на книгу Бухарина, выписав к себе в конспект его мысль: «Товар может быть всеобщей категорией лишь постольку, поскольку имеется постоянная, а не случайная общественная связь на анархическом базисе производства. Следовательно, поскольку исчезает иррациональность производственного процесса, те. поскольку на место стихии выступает сознательный общественный регулятор, постольку товар превращается в продукт и теряет свой товарный характер». Ленин отвечает: «Верно!», а про концовку пишет: «неточно: превращается не в «продукт», а как-то иначе. ETWA (примерно — ред.): в продукт, идущий в общественное потребление не через рынок».
Ключевое значение после экономической реформы 1965 г. придавалось интегральным показателям экономической эффективности производства — прибыли и рентабельности, а не снижению себестоимости. Внедрялся хозрасчёт. Косыгинская реформа проводилась не одномоментно, этим и объясняется то, что дефицит начался не сразу. Например, в БССР на "новую систему хозяйствования" в 1966 г. было переведено 40 промышленных предприятий, или 2% от всех и 10% от объема, в конце сентября 1970 г уже было 1558 предприятий, или 83% и 96% объема[20].

Дефицит свидетельствовал о несовпадении спроса и предложении. Если раньше при снижении себестоимости, пропорционально падала цена, то теперь тупо повышалась зарплата, из-за чего денежная масса превышала товарную (как пример: упала себестоимость книг, но мы вместо того чтобы понизить на них цены, повышаем общую зарплату; естественно, что не все пойдет покупать книги, а кто-то пойдет и купит, например, мясо — от сюда усиливается дефицит). Об этом же говорилось и в Комплексной программе научно-технического прогресса СССР на 1986-2005 годы (по пятилектам). - М. АН СССР. Государоственный комитет СССР по науке и технике. Для служебного пользования. 1983.

То есть дефицит был искусственно создан нарождающейся буржуазией. При чем, особенно во время перестройки. Так, в июне 1989 г. руководство КПБ оценивая ситуацию, отмечало, что если в 1986 в дефиците было чуть больше 500 наименований, то теперь товарный дефицит достигнул 2250 наименований![21]
Источники:
М. З. Бор. Вопросы методологии планового баланса народного хозяйства. М., Изд-во АН СССР, 1960, C.331
2. Глухов А. А. Производительность труда и методология ее измерения. Воронеж, 1972, С.30
3. История рабочего класса Белорусской ССР в четырех томах: Рабочий класс БССР на этапе совершенствования социализма, 1961-1986, Мн. - 1987 - стр. 464
4. Развитие социалистической организации труда за годы советской власти — Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова, 1968, С. 220
5. Струмилин С. Г. Избранные произведения(проблемы экономики труда), Т. 3. М., 1964, С.366
6. В.П.Локтев Рабочий день в СССР, гос. из-во БССР, Мн. 1961, С.11
7. Промышленность СССР: Статистический сборник. М., 1964. С. 88
8. Из воспоминаний И. А. Жиделева о первом в России Совете рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске
9. А. С. Казеннов, ‎М. В. Попов Советы как форма государственной власти
10. Белорусская Советская Социалистическая Республика / Глав, ред. БСЭ; Мн., 1978, С. 206
11. История государства и права Белорусской ССР (в двух томах), т. 2 (1937 — 1975 гг.). Мн., С. 169
12. «Рабочий», 1928, 8 февраля
13. Лепешкин А. И Местные органы власти Советского государства (1921— 1936 гг.), М., 1959, С.331
14. Заболотских Е.М. Ответственность должностных лиц и органов местного самоуправления. 2-е издание 2014
15. Еськов, Г. С. Укрепление политической основы советского государства: период построения социализма, 1983, С.98
16. Деятельность Компартии Белоруссии по вовлечению трудящихся масс в управление годарством, 1925-1937, Мн., 1973, С.16
17. Правовые вопросы управления. Пермь: Изд-во Пермского университета, 1973. С. 40
18. История СССР, Вып. 1-3 1987, стр.30
19. Автономов А.С Правовая онтология политики: к построению системы категорий. М., 1999. С.302; V сессия ВС СССР, ч.XIV, с.26
20. Смяховіч У.М. і інш. Гісторыя беларускай дзяржаўнасці ў канцы ХVІІІ — пачатку ХХІ ст. У 2 кн. Кн. 2. — Мінск: Беларус. навука, 2012, С.228
21. Смяховіч У.М. і інш. Гісторыя беларускай дзяржаўнасці ў канцы ХVІІІ — пачатку ХХІ ст. У 2кн. Кн. 2. — Мінск: Беларус. навука, 2012, С.339 (НАРБ 4п.160.902.36,94)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments